Электронная версия

Ставка ЦБ РФ - 8,25%
МРОТ - 4611 руб.

СТАТЬИ

Борьба с уклонистами

Недавно группа депутатов предложила на рассмотрение Госдумы очередные изменения в трудовое законодательство. Законопроект позиционируется как препятствующий необоснованному заключению с  работниками гражданско-правовых до­говоров вместо положенных трудовых, а также использованию механизмов «заемного труда».

Основные положения проекта закона за номером 451173-5 сводятся к следующему.

1. Независимо от граж­данс­ко-правового договора, в соответствии с которым одна сторона предоставляет, а другая использует рабочую силу, работодателем признается лицо, для которого производится работа.

2. Гражданско-правовой до­го­вор, например, подряда, может быть признан трудовым по решению не только суда, но и инспекции труда.

3. При отказе работодателя от заключения трудового договора с сотрудником, который был фактически допущен к работе не уполномоченным на то лицом, «несостоявшийся» работник име­­­ет право на возмещение морального вреда.

 

Аутстаффинга не существует?

Хорошо, что законодатели обратили внимание на проблему «заемного» труда. Однако решение предлагается довольно своеоб­разное. Вместо введения каких-либо правил — полный запрет принимать на работу граждан с целью оказания услуг по предоставлению рабочей силы третьему лицу. Мало того, что это идет вразрез с тенденциями в меж­дународно-правовом регулировании, при принятии соответствующего закона оказались бы в весьма сложном положении стороны действующих в настоящее время договоров о предоставлении персонала. Гражданское законодательство допускает заключение любых договоров, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Договоры предоставления персонала появились не вчера и довольно активно применяются на практике. Су­ды, в принципе, вполне лояльны к ним (см. например, постановление ФАС ЗСО от 31.05.2010 № А70-8486/2009).

Если сейчас все такие договоры вдруг «перечеркнуть» и считать, что сотрудники на самом деле приняты-де к работодателю, в интересах которого они выполняют работу, случится вавилонское столпотворение. Граждане, заключившие трудовые договоры с одной организацией, оказываются «при­вязан­ными» к другой. Как в такой ситуации переоформить трудовые отношения и, говоря по-советски, «перебросить» работников к другому работодателю, совершенно неясно.

Примечательно, что в Мин­­­­зд­равсоцразвития России вообще не увидели проблемы. В проекте официального правительственного отзыва, размещенном на сайте ведомства, заявлено: «Законодательством Российской Федерации не предусмотрено заключение договоров между организациями с целью передачи ра­ботников из одной организации в другую», хотя несколькими строчками выше министерство описывает налоговые последствия заключения договора предоставления персонала. Соответственно аутстаффинг, по мнению чиновников, и существует, и нет. Такое вот диалектическое противоречие. Минздравсоцразвития, ссылаясь на Декларацию относительно це­лей и задач МОТ (Филадельфия, 10.05.44), утверждает, что «труд не является товаром, следовательно, работник не может быть объектом договорных отношений между несколькими работодателями». И далее: «Российским трудовым законодательством не предусматривается регулирование такого рода отношений, а практическое использование схем «заемного труда», в рамках которого работник по существу передается от одного работодателя к другому в целях выполнения в интересах последнего соответствующей работы, будет являться нарушением трудового законодательства».

Надо сказать, что опасения чиновников по поводу использования «рабского» труда предоставленных работников дав­но уже развеяны специалистами, всерьез занимающимися данной проблемой. Работники вовсе не передаются «из рук в руки». Никто не считает людей товаром. Предметом договора аутстаффинга являются не работники, а услуги по предоставлению работников (персонала) (Постановление ФАС СЗО 23.12.2008 № А56-25656/2007).

Рассмотрим такой пример. ООО «А» поставило ОАО «Б» партию станков. Для наладки этих станков в ОАО «Б» прибывают специалисты, командированные из ООО «А». Вряд ли кто-то сочтет ситуацию неправдоподобной. Между тем срок командировки не ограничен какими-либо пределами, поэтому работник, заключивший трудовой договор с одной организацией, может месяцами находиться в другой и выполнять там служебное поручение, отличия которого от трудовой функции минимальны даже при самом пристальном рассмотрении. А если  необходимость в командировках возникает не от случая к случаю, а существует всегда? Далеко ли отсюда до предоставления пер­сонала?

Что касается международных документов, то Минздравсоцразвития немного лукавит, то есть недоговаривает. Аутстаффингу посвящена Конвенция МОТ № 181 о частных агентствах занятости (Женева, 19.06.97). Согласно п. 1 ст. 1 Конвенции частные агентства занятости могут оказывать «услуги, состоящие в найме работников с целью предоставления их в распоряжение третьей стороны, которая может быть физическим или юридическим лицом (далее именуемая «пред­приятие-поль­зова­тель») и устанавливает им рабочие задания и контроли­ру­ет их выполнение». Как видно, Филадельфийская декларация не помешала Международной организации труда принять документ, регламентирующий «за­емный» труд. Может быть, вместо нашумевшей, но практически не влияющей на трудовые отношения Конвенции МОТ № 132 об оплачиваемых отпусках (Женева, 24.06.70), Государственной Думе стоит задуматься о ратификации Конвенции № 181? Зачем зарывать голову в песок и делать вид, что аутстаффинга не существует?

 

Инспекция вместо суда

Теперь несколько слов о предоставлении государственной инспекции труда права признавать гражданско-правовые договоры трудовыми. Здесь мы солидаризируемся с проектом отзыва Минздравсоцразвития России. Как говаривал герой одного известного фильма, «такие вопросы с кондачка не решаются». Очевидно, что государственная инспекция труда не обладает ресурсами, которые бы позволили ей принять обоснованное решение с учетом всех обстоятельств. Суд рассматривает дело по особым правилам – согласно процессуальному закону. Деятельность инспектора труда таким процессуальным правилам не подчинена. Как верно отмечает министерство, «объем полномочий государственной инспекции труда как органа, осуществляющего государственный надзор и контроль в установленной сфере дея­тельности, значительно  мень­ше  пол­номочий суда по установлению тех или иных юри­дических фактов». Если же государственной инспекции труда дать полномочия, которые имеют суды, то разве можно тогда будет говорить о разделении властей?

Кроме того, рассматриваемое предложение депутатов идет вразрез с документами Международной организации труда. В соответствии с Конвенцией МОТ от 11.07.47 № 81 «Об инспекции труда в промышлен­ности и торговле», ратифи­­ц­ированной Россией 11.04.98, инспектору труда не предоставлено право давать обязательные для исполнения работодателем предписания по трудовым спорам (Определение ВС РФ от 28.06.2006 № 11-В06-8). Вопрос же о том, являются ли отношения трудовыми, явно относится к индивидуальным трудовым спорам.

 

Моральный вред

И последнее. Законопроект пре­дусматривает необходимость ком­­­пенсации морального вреда гражданину, который был фактически допущен к работе не уполномоченным на то лицом. Вообще, проблема фактического допуска очень серьезная и требует отдельного исследования. Трудовой кодекс РФ  не дает каких-либо ориентиров, когда правоприменители могут считать допуск началом возникновения трудовых отношений. В качестве доказательства полномочий лица, фактически допустившего гражданина к работе, суд может ссылаться, например, на сложившуюся у работодателя практику приема работников, о каковой был осведомлен руководитель юридического лица (Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Саха (Якутия) по рассмотрению гражданских дел в кассационном порядке за 2007 г., раздел «Дела, вытекающие из трудовых отно­шений»). Лица, которые не до­казали, что их фактически допустили к работе, не лишены возможности  до­биться оплаты вы­полнен­ной работы на основании граж­данско-правового до­говора (Определение Санкт-Петер­бург­ского городского су­да от 19.07.2010).

Представляется, что возложение в таком случае на работодателя обязанности возместить моральный вред выходит за все рамки. Раз уж отношения не признаны компетентным органом трудовыми, то почему работодатель должен нести какую-либо ответственность за нравственные страдания работника, который ошибся в их квалификации? Почему работодатель ответственен за действия некоего лица, которому никаких полномочий относительно приема и увольнения работников не давал? Не будет ли правильнее взыскивать компенсацию именно с гражданина, «обманувшего» горе-сотрудника, заставившего последнего поверить в  существование трудовых от­но­шений, в то время как и гражданско-право­вые отношения под вопросом? Но в этом случае надо править Гражданский кодекс, а не Тру­довой...

Станислав Скавронский,

юрист

Написать комментарий

Внимание! Если у Вас возникли вопросы, добро пожаловать в Центр Консультаций
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Число с картинки:
     


СОБЫТИЯ ДНЯ
Вступил в силу «сухой» закон


НОВОСТИ
19.09.2012
18:34
Ставка рефинансирования увеличилась с 8 до 8,25 процентов
03.08.2012
18:34
Налоговикам запретили беспричинно блокировать счета
18:33
С 1 августа 2012 года вступила в действие поправка, связанная с изменением порядка подписи электронного счета-фактуры.
02.08.2012
14:52
За непроведение обязательного аудита придется заплатить штраф в размере 700 тыс. рублей
05.06.2012
17:52
Депутаты рассматривают новый порядок применения специальных налоговых режимов


ОПРОС РЕДАКЦИИ
Приглашаем принять участие в блиц-опросе по теме: «Конкурс законопроектов о противодействии налоговым злоупотреблениям»


ПРЕСС-РЕЛИЗЫ
Ассоциация юристов России Торгово-промышленная палата РФ
Goltsblat BLP сообщает о расширении налоговой практики в России/СНГ и назначении Евгения Тимофеева на должность партнера и ее руководителя
«Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и Magisters объединяются для создания крупнейшей юридической фирмы в СНГ
26 - 27 октября – Всероссийский Конгресс «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности 2011 Осень»
27-29 сентября – VI Всероссийский Конгресс «Управление государственной и муниципальной собственностью 2011 Осень»
«Коррупция и долги: анализ конкретных случаев и общих закономерностей»
27-29 октября – IV Международная конференция «Медиация – инвестиция в будущее»
12 сентября – «Разрешение международных коммерческих споров: страны СНГ»
25.07.2011
АБ «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «реал,- Гипермаркет» поддержали фонд «Подари Жизнь»
21.07.2011
ВТБ и АСВ подписали Генеральное соглашение о помощи Банку Москвы
О выборе банка-агента для выплаты страхового возмещения вкладчикам ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК» и ООО КБ «РАТИБОР-БАНК»
О наступлении страхового случая в отношении ООО «АМТ БАНК»
Все пресс-релизы >>
Обслуживание компьютеров
Бухгалтерское обслуживание
Copyright © 2010 - 2013, еженедельная "Юридическая газета", тел (499) 611-70-07, info@yur-gazeta.ru