Электронная версия

Ставка ЦБ РФ - 8,25%
МРОТ - 4611 руб.

СТАТЬИ

Профессия эксперт

В современных условиях криминалистика уже не является единственной базовой наукой, на которой строится проведение судебных экспертиз. Теперь традиция чуть ли не единственное основание для отнесения экспертиз к классу криминалистических. Совсем недавно попытки присвоить судебной экспертизе статус отдельной науки увенчались успехом. О достижениях экспертов, текущих проблемах и перспективах этой науки мы побеседовали с заведующей кафедрой судебных экспертиз МГЮА им. О.Е. Кутафина, заслуженным деятелем науки РФ, почетным работником высшего профессионального образования, доктором юридических наук, профессором, академиком Российской академии естественных наук, действительным членом Международной ассоциации по идентификации (IAI USA) Еленой Рафаиловной РОССИНСКОЙ.
 
—  Елена Рафаиловна, Вы участвовали в разработке Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам». Какова его практическая польза, на Ваш взгляд?
 
—  Безусловно, Постановление прояснило множество вопросов правоприменения, связанных с использованием специальных знаний: о негосударственных экспертных учреждениях, компетенции экспертов, комплексных и комиссионных экспертизах, участии специалиста и другие. Однако оно может только разъяснить, как действовать в случае неопределенности, но не заменит те статьи УПК РФ, которых в нем нет.
Например, некоторые исследования приходится осуществлять два раза. Первый – при проведении оперативно-розыскных мероприятий, чтобы получить основания для возбуждения уголовного дела, а второй – после возбуждения производства по делу уже в ходе судебной экспертизы.
 
—  С какой целью исследования дублируются?
 
—  Предварительное исследование на стадии возбуждения уголовного дела способствует уточнению и выдвижению оперативных и следственных версий, а также рациональному планированию расследования и т. п. Нередко без предварительного исследования вообще нельзя обойтись, но, поскольку его результаты не имеют доказательственного значения, оно повторяется в рамках судебной экспертизы, то есть фактически выполняется двойная работа.
В результате предварительного исследования объекты могут изменить свое первоначальное состояние и даже быть частично или полностью утрачены. Обычно на практике, если при производстве предварительного исследования объект уничтожается, впоследствии эксперт, выполняющий судебную экспертизу, все равно опирается на результаты этого исследования, поскольку объект отсутствует. Фактически он производит оценку предварительного исследования, и если считает его выполненным методически правильно, а результаты – обоснованными, то подтверждает это в выводах. Таким образом, эксперт подменяет собой следователя, что вряд ли можно признать допустимым с процессуальной точки зрения.
Учитывая важное значение для раскрытия и расследования преступлений исследований, основанных на специальных знаниях, многие ученые, в том числе сотрудники нашей кафедры, уже в течение более 50 лет вносят предложения о допустимости производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. Но эта идея постоянно отклоняется. Вот и в действующем УПК РФ назначение судебной экспертизы, несмотря на многократно вносимые поправки, опять-таки возможно только после возбуждения уголовного дела.
 
—  Каковы аргументы противников поправок?
 
—  Они полагают, что производство экспертизы до возбуждения уголовного дела создаст опасный прецедент и породит атмосферу бесконтрольности в применении мер, ограничивающих права и интересы личности. Кроме того, противники этой инициативы думают, что, если разрешить назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела, по тем же основаниям будут проводиться и другие следственные действия. По их мнению, для возбуждения уголовного дела вполне достаточно данных, указывающих на признаки преступления, для установления которых не требуется экспертизы.
Еще один аргумент наших оппонентов: назначение экспертизы до возбуждения уголовного дела может привести к неоправданному затягиванию в принятии решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в нем, что выгодно правоохранительным органам для улучшения статистических показателей и создания видимости более благополучной ситуации в борьбе с преступностью.
Я думаю, что явно беспочвенны ссылки на то, что разрешение назначать судебную экспертизу до возбуждения уголовного дела может создать опасный прецедент и повлечет нарушение закона в части обязательного условия проведения следственных действий только по возбужденному делу. Таким прецедентом вполне мог бы уже стать осмотр места происшествия, однако этого не произошло.
Противники производства экспертизы до возбуждения уголовного дела предлагают в сомнительных случаях возбудить уголовное дело, а затем назначить экспертизу и, если признаков состава преступления не выявлено, прекратить дело.
Однако это неприемлемо. Очевидно, что после возбуждения уголовного дела следователь может производить любые процессуальные действия, в том числе и существенно затрагивающие права и интересы граждан. Поэтому уголовное дело, возбужденное необоснованно, даже при его прекращении влечет ущемление прав гражданина.
 
—  Но ведь есть экспертизы, которые необходимо провести незамедлительно в интересах потерпевшего…
 
—  Действительно, речь идет о возможности назначения не всех, а только некоторых видов судебных экспертиз, проведение которых, как правило, в интересах потерпевших (при половых преступлениях, нанесении вреда здоровью) или даже возможных обвиняемых (при дорожно-транспортных происшествиях).
Кроме того, порой именно в тот момент, когда возникает необходимость в назначении экспертизы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, ее производство никак не затрагивает права личности, поскольку устанавливается факт, еще не связанный с конкретным лицом. Примером подобной экспертизы может служить исследование очага пожара с целью определить механизм возникновения и развития горения, когда от решения этого вопроса зависит обоснованность возбуждения уголовного дела о поджоге.
Прежде чем возбудить дело, надо доказать, что пожар криминальный. Но без исследования уголовное дело не возбуждается. А дальнейшее рассмотрение гражданского дела (имущество-то сгорело) заходит в тупик из-за отсутствия доказательственной информации: осмотр места происшествия некачественный, время упущено, и пожарище могло уже не сохраниться, все следы уничтожены (снег, дождь, обрушения и пр.).
 
—  Елена Рафаиловна, на каких видах экспертиз специализировались лично Вы?
 
—  Я занималась рентгеновскими методами исследования вещественных доказательств, а их можно использовать при проведении самых разных экспертиз. Я осуществляла металловедческие, почвоведческие, экологические, пожарно-технические экспертизы лакокрасочных покрытий, экспертизы наркотиков и фармацевтических препаратов, стекла.
Долгое время я также исследовала губные помады. Но сегодня они уже другие, ведь это было в конце 80-х годов, а потому созданные мной базы данных устарели. Хотя экспертные методики, разработанные тогда, годятся и сейчас для установления страны изготовителя помады, марки, номера тона и решения идентификационных задач, например не этой ли помадой оставлены следы на рубашке, стакане, салфетке.
 
—  Проводите ли Вы экспертизы в настоящее время?
 
—  Я 18 лет занималась экспериментальными исследованиями, но позже была вынуждена уйти на преподавательскую работу, поскольку превысила лимит времени, допустимого для работы с рентгеновским излучением (15 лет). Но даже сегодня я иногда выполняю экспертизы, чаще всего металловедческие, пожарно-технические, экологические, участвую в экспертизах, которые производятся в АНО «СОДЭКС МГЮА имени О.Е. Кутафина» – негосударственном экспертном учреждении, созданном при нашей кафедре. Сама на пожары, конечно, уже не выезжаю, это делают мои ученики.
 
—  У Вас очень богатый профессиональный опыт, вероятно, к Вам часто обращаются за консультацией…
 
—  В гражданском и уголовном процессе есть функция специалиста. Поскольку я провела достаточно большое количество экспертиз, я часто консультирую в суде в этом качестве по тому или иному виду экспертизы. Меня нередко приглашают на заседания в арбитражные суды, в суды общей юрисдикции по гражданским делам, когда задействуются методики, разработанные мной. Я не оцениваю заключения экспертов, но оказываю помощь суду, следователям и адвокатам в оценке заключений в плане корректности применения методик экспертного исследования, пригодности объектов, допустимости использования тех или иных методов и пр.
 
—  Давайте остановимся подробнее на одном из Ваших трудов. Вы создали теорию неразрушающих методов экспертного исследования. Расскажите, пожалуйста, о Вашем детище.
 
—  Предложенная мной классификация методов экспертизы основана на определенных градациях разрушения. Разрушающим является метод экспертного исследования, который при своей реализации приводит либо к разрушению объекта в целом или исследуемого образца, либо к необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта при сохранении его формы и внешнего вида. В зависимости от степени сохранности объекта методы экспертного исследования подразделяются на методы:
а) никак не влияющие на объект и не требующие для реализации пробоподготовки;
б) не разрушающие объект, но изменяющие его состав, структуру или отдельные свойства;
в) не разрушающие образец, но требующие для его изготовления разрушения либо видоизменения объекта;
г) полностью или частично разрушающие образец или объект исследования.
Такое деление методов относится лишь к объектам, имеющим определенную форму. Что касается жидких и сыпучих тел, то, если объект имеется в достаточном количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого значения. Нужно только до начала отбора проб точно определить количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества, необходимое для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данной ситуации метод исследования практически неразрушающим.
Например, на месте происшествия обнаружен пакет вещества, похожего на наркотическое. Незначительное количество вещества, требующееся для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы дают основания условно считать примененный метод исследования практически неразрушающим.
В то же время, если наркотическое вещество обнаружено в следовых количествах, к примеру в шприце, подобное исследование, безусловно, будет разрушающим и ни в коем случае не должно проводиться до вынесения постановления о назначении экспертизы. Иначе вещество будет истрачено, а результаты исследования не будут иметь никакого доказательственного значения.
 
—  То есть все эксперты должны обращаться лишь к неразрушающим методам?
 
—  Применение неразрушающих методов не самоцель. Они могут быть неэффективны в конкретном случае, когда полную информацию об объекте экспертного исследования удается получить лишь при его разрушении. Выбор того или иного подхода зачастую зависит не только от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование исключительно неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и негативным последствиям при раскрытии и расследовании преступлений.
 
—  По закону эксперт должен получить разрешение органа или лица, назначивших судебную экспертизу (следователя, например), на уничтожение либо существенное изменение свойств объектов судебных экспертиз. Но ведь следователь вряд ли знает все тонкости проведения экспертизы!
 
—  В условиях современного судопроизводства приведенное вами положение представляется декларативным и далеким от реалий экспертной практики. В результате его исполнения сегодня следователи дают разрешение на проведение экспертизы формально.
Во-первых, лицо или орган, назначившие судебную экспертизу, не обладают специальными знаниями и поэтому не могут реально оценить необходимость применения определенного метода исследования. Во-вторых, объем судебных экспертиз, выполняемых в государственных экспертных учреждениях, а также загруженность следователей и дознавателей не дают им возможность проводить постоянные консультации по методам исследования. Как правило, следователь, направив в экспертное учреждение постановление о назначении экспертизы и вещественные доказательства по делу, сразу приступает к работе по другому уголовному делу, также находящемуся в его производстве.
Мне кажется, что вопрос об использовании тех или иных методов должен быть оставлен на усмотрение самого эксперта, при условии что он будет пользоваться в своей работе унифицированными, стандартизованными методиками.
 
—  Что должен учесть эксперт при выборе конкретного метода экспертизы?
 
—  Методы судебной экспертизы весьма разнообразны, однако их возможности неодинаковы. Одну и ту же информацию об объекте можно получить различными способами. Очевидно, что в зависимости от задачи, стоящей перед экспертом при производстве экспертиз, он должен в каждом конкретном случае выбирать индивидуальный метод или комплекс методов экспертного исследования.
Законодатель вменяет в обязанность судебному эксперту обеспечение сохранности представленных объектов исследований и материалов дела. Уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства можно только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.
Обеспечение сохранности объектов исследования диктуется прежде всего тем, что эти объекты могут получить статус вещественных доказательств по уголовному или гражданскому делу, делу об административном правонарушении. И тогда согласно принципу непосредственности, действующему при судебном разбирательстве, их необходимо будет представить в суд в неизменном виде. Сохранность вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения повторных и дополнительных экспертиз.
 
—  Многие думают, что сохранность объекта – это его неизменный вид. Что Вы подразумеваете под данным термином?
 
—  Понятие «неизменный вид» трактуется далеко не однозначно, под ним, как вы правильно заметили, обычно понимается внешний вид объекта. Но это не всегда так. Некоторые объекты, сохраняя неизменный внешний вид, теряют важные свойства.
Скажем, мы хотим провести экспертизу по делу об изнасиловании, установить, не оставлены ли пятна на белье потерпевшей спермой подозреваемого. Существуют криминалистические рекомендации по выявлению таких пятен с помощью источников ультрафиолетового излучения. В комплекте криминалистического чемодана, который используется следователем, есть специальная ультрафиолетовая лампа. Если подозрительные пятна – это сперма, то при их освещении мы увидим зеленовато-голубоватое свечение. Но под действием ультрафиолетового излучения ДНК спермы разрушается, поэтому, если светить более 15 секунд, свечение будет видно, однако идентификацию преступника провести уже не удастся. В то же время в большинстве учебников по криминалистике указывается, что осмотр невооруженным глазом или с использованием ультрафиолета – это неразрушающий метод, ведь никакого внешнего разрушения не происходит.
Или другой пример. По делу о пожаре изъяли медный провод, чтобы установить, не произошло ли его оплавление вследствие короткого замыкания до начала пожара, и не от этого ли возник пожар. Необходимо применить метод рентгеноструктурного анализа, который никак не влияет на состав и свойства провода, то есть является неразрушающим. Но провод длинный, для того чтобы поместить его в прибор, нам потребуется сделать так называемую пробоподготовку – отрезать от него образец. Сам кусочек при рентгеноструктурном анализе не меняется, но первоначального-то длинного провода уже нет. Его нельзя предъявить в суде в неизменном виде.
Выходит, многие методы, считающиеся неразрушающими, строго говоря, таковыми не являются. При их использовании может остаться неизменным состав, но в результате пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики объекта. Все это делает внешне неизмененный объект, по сути, другим, и возможность многих исследований, в том числе и повторных, безвозвратно утрачивается.
 
—  В каких случаях требуется проведение повторного или дополнительного исследования?
 
—  Дополнительная экспертиза назначается, когда после экспертного исследования возникают новые вопросы, связанные с исследованием того же объекта, которые ранее не ставились перед экспертом. К примеру, по следам рук на стакане с места убийства проводилась дактилоскопическая экспертиза, чтобы установить, оставлены ли эти следы потерпевшим или подозреваемым. Эксперт дал отрицательный ответ, а затем следственная версия изменилась и появился новый подозреваемый. Для определения, оставлены ли следы именно им, была назначена дополнительная дактилоскопическая экспертиза. Чтобы обеспечить возможность подобных исследований, нужно задумываться о методах исследования объектов и выбирать те, которые допускают повторный анализ объекта.
Еще большее значение это имеет для производства повторных экспертиз, которые назначаются по тем же объектам и решают те же вопросы, что и первичные экспертизы, заключения которых признаны необоснованными или вызывают сомнения.
 
—  Должен ли обвиняемый знать о проведении судебной экспертизы?
 
—  Согласно ч. 3 ст. 195 УПК РФ подозреваемого, обвиняемого, его защитника знакомят с постановлением о назначении судебной экспертизы и разъясняют им их права (они содержатся в ч. 1 ст. 198 УПК РФ), о чем составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые были ознакомлены с постановлением.
В 90-е годы нередки были случаи, когда требования закона нарушались и обвиняемые узнавали о произведенной экспертизе, только знакомясь перед судом со всеми материалами дела. Сейчас ситуация существенно улучшилась.
 
—  В каких случаях имеет смысл присутствие обвиняемого при проведении судебной экспертизы?
 
—  Это важно, например, когда проводится какая-либо экспертиза нового рода или вида. В частности, в ольфакторной экспертизе, когда производится идентификация лица по запаховым следам, в качестве биодетекторов выступают специально обученные лабораторные собаки. Для устранения сомнений в объективности экспертизы очень полезно, чтобы обвиняемый присутствовал. При проведении таких экспертиз обычно в лаборатории за полупрозрачной перегородкой работает собака, она никого не видит, а обвиняемый и его защитник могут убедиться, что все это не подтасовка. Исследование повторяется три раза с разными собаками и различным расположением исследуемого объекта и сравнительных образцов, которое может выбрать обвиняемый.
 
—  В последнее время особую актуальность приобрела антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов. Как она проводится?
 
—  Наша кафедра совместно с АНО «СОДЭКС МГЮА имени О.Е. Кутафина» 15 января 2010 года провела в академии круглый стол на тему «Антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов и их проектов». По его итогам издан сборник тезисов, где опубликована моя статья «Правовые и методологические проблемы антикоррупционной экспертизы».
У судебной и антикоррупционной экспертизы при всех их различиях имеется целый ряд общих позиций, которые выражаются в предназначении, теоретическом обосновании, систематизации целей и задач, источниках возникновения, стадиях развития, функционировании, нормативном регулировании, организации и т. д. всех экспертиз, независимо от их родов и видов.
В Федеральном законе от 17.07.2009 № 172-ФЗ указывается, что антикоррупционные экспертизы должны производиться в соответствии с Методикой проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 05.03.2009 № 196. Методика включает основные правила проведения экспертизы на коррупциогенность, в ней подчеркивается необходимость обеспечения при производстве экспертизы системности, достоверности и проверяемости результатов, приводится перечень коррупционных факторов.
 
—  Существуют ли специальные курсы, на которых обучают этому новому виду экспертизы?
 
—  На кафедре судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина проводится разработка теоретических и правовых основ антикоррупционной экспертизы путем применения инструментария общей теории судебной экспертизы.
Уже сейчас ясно, что существует несколько видов антикоррупционной экспертизы, но особое место занимают юридико-лингвистические, поскольку одним из коррупциогенных факторов является наличие юридико-лингвистической неопределенности, возможности различных толкований, неоднозначности терминологии, оценочных суждений.
Наши наработки мы использовали в курсе лекций, прочитанном для сотрудников аппарата Совета Федерации по приглашению заместителя Председателя СФ Юрия Леонидовича Воробьева.
 
—  Значит, чтобы проводить подобные экспертизы, необходимо обладать не только юридическими, но и лингвистическими познаниями? Входит ли в программу обучения языковой курс?
 
—  С 2010 учебного года кафедрой судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина реализуется магистерская программа «Правовая лингвистика», освоение которой позволит магистрам права в сфере профессиональной юридической деятельности приобрести двойную компетенцию – экспертно-языковую и юридическую.
Выпускники обладают комплексными юридическими и лингвистическими знаниями и навыками производства экспертиз, объектом которых выступает слово. Еще на этапе прочтения рукописи они способны провести экспертно-лингвистический и юридический мониторинг текстов, то есть заниматься экспертной профилактикой, снижая тем самым риски коррупциогенности нормативных актов.
 
Интервью провела Екатерина Игумнова,
«Юридическая газета»

Написать комментарий

Внимание! Если у Вас возникли вопросы, добро пожаловать в Центр Консультаций
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Число с картинки:
     



01.09.2011 09:27:28    Ботагоз

Простите))


01.09.2011 08:46:16    Ботагоз

Освоение программы «Правовая лингвистика» возможно ли не магистрам наук, но имеющим 2 высших образования: филологического и юридического, при наличии опыта работы в экспертной антикоррупционной деятельности? Благодарю.


Все комментарии (2)
СОБЫТИЯ ДНЯ
Вступил в силу «сухой» закон


НОВОСТИ
19.09.2012
18:34
Ставка рефинансирования увеличилась с 8 до 8,25 процентов
03.08.2012
18:34
Налоговикам запретили беспричинно блокировать счета
18:33
С 1 августа 2012 года вступила в действие поправка, связанная с изменением порядка подписи электронного счета-фактуры.
02.08.2012
14:52
За непроведение обязательного аудита придется заплатить штраф в размере 700 тыс. рублей
05.06.2012
17:52
Депутаты рассматривают новый порядок применения специальных налоговых режимов


ОПРОС РЕДАКЦИИ
Приглашаем принять участие в блиц-опросе по теме: «Конкурс законопроектов о противодействии налоговым злоупотреблениям»


ПРЕСС-РЕЛИЗЫ
Ассоциация юристов России Торгово-промышленная палата РФ
Goltsblat BLP сообщает о расширении налоговой практики в России/СНГ и назначении Евгения Тимофеева на должность партнера и ее руководителя
«Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и Magisters объединяются для создания крупнейшей юридической фирмы в СНГ
26 - 27 октября – Всероссийский Конгресс «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности 2011 Осень»
27-29 сентября – VI Всероссийский Конгресс «Управление государственной и муниципальной собственностью 2011 Осень»
«Коррупция и долги: анализ конкретных случаев и общих закономерностей»
27-29 октября – IV Международная конференция «Медиация – инвестиция в будущее»
12 сентября – «Разрешение международных коммерческих споров: страны СНГ»
25.07.2011
АБ «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «реал,- Гипермаркет» поддержали фонд «Подари Жизнь»
21.07.2011
ВТБ и АСВ подписали Генеральное соглашение о помощи Банку Москвы
О выборе банка-агента для выплаты страхового возмещения вкладчикам ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК» и ООО КБ «РАТИБОР-БАНК»
О наступлении страхового случая в отношении ООО «АМТ БАНК»
Все пресс-релизы >>
Обслуживание компьютеров
Бухгалтерское обслуживание
Copyright © 2010 - 2013, еженедельная "Юридическая газета", тел (499) 611-70-07, info@yur-gazeta.ru