Электронная версия

Ставка ЦБ РФ - 8,25%
МРОТ - 4611 руб.

СТАТЬИ
10.06.2011 | Медиация

Медиация: быть или не быть?

Без малого полгода действуют вступившие в силу с 1 января 2011 года Закон о медиации и сопутствующие ему поправки в отдельные законодательные акты РФ. И хотя сегодня интерес к медиации растет и целый ряд организаций в России готовит посредников, осуществляющих данную примирительную процедуру, количество споров, урегулированных с ее помощью, остается на достаточно низком уровне. В чем же причины такого положения вещей? Почему медиация, несмотря на богатые традиции примирения в России, зародившиеся еще до революции, используется у нас довольно редко? Каковы барьеры, стоящие на пути развития данной примирительной процедуры в нашей стране?
 
По природе происхождения такие препятствия можно разделить на две группы: объективные и субъективные. Объективные связаны с развитием институтов альтернативного разрешения споров (АРС) и права в России и мире, а субъективные касаются желаний и стремлений отдельных индивидуумов и социальных групп.
 
Барьеры объективные…
1. Обратимся к мировой истории развития альтернативных способов разрешения споров. В середине 70-х годов XX века возросло значение АРС из-за недовольства населения США качеством отправления правосудия и ухудшением его доступности. Именно это послужило импульсом для активного развития медиации в странах общего права. А в странах континентального права медиация развивалась плавно. В Германии, Австрии, Дании, Шотландии, Италии, Франции и Швейцарии она приживается достаточно медленно. Исключением стала Голландия, чья правовая система вобрала в себя черты и общего, и континентального права (во многом благодаря внедрению досудебных способов разрешения споров медиация в Голландии находится на довольно высоком уровне развития). Россия относится к странам континентального права, что позволяет ожидать похожего неторопливого сценария.
2. К объективным барьерам можно отнести относительные быстроту и дешевизну российского правосудия. Сроки рассмотрения дел в российских судах одни из самых коротких в Европе. Пошлины также низки.
Это объясняется тем, что на стадии становления современной российской правовой системы законодатель стремился перевести как можно большее количество конфликтов в правовое поле и разрешать их в соответствии с законом в специально созданном для этого юрисдикционном органе – суде. Данная цель в общем и целом была достигнута. Но в некоторых случаях, которых, исходя из нашего опыта, немало, стороны спора злоупотребляют своим правом на обращение в суд, обжалуют судебные акты, основываясь на принципе «а вдруг повезет?», и при этом не пытаются договориться, поскольку, с их точки зрения, это сложнее и дороже. Все это во много раз увеличивает число дел, рассматриваемых в судах.
3. Одними из основных потенциальных «потребителей» медиации могли бы стать участники предпринимательских отношений. Однако за последние несколько лет в арбитражное процессуальное законодательство, регулирующее процедуру рассмотрения споров между такими лицами, были внесены изменения по ряду существенных направлений, ключевыми из которых являются:
реализация права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок (теперь заинтересованные лица вправе потребовать присуждения компенсации в случае, если судопроизводство по делу или исполнение судебного акта, по их мнению, затягивается; также в связи с необходимостью обеспечения стабильности гражданского оборота и правовой определенности в правоотношениях спорящих сторон оптимизированы и дифференцированы сроки рассмотрения дел в арбитражных судах с учетом характера спора, стадии судебного разбирательства (судебной инстанции), уточнен порядок их исчисления);
обеспечение доступности и открытости правосудия, реализация права на судебную защиту, принципа правовой определенности и стабильности судебных актов (сужено поле для злоупотребления процессуальными правами в процессе представления доказательств, при использовании институтов арбитражных заседателей, судебных извещений; закреплено правило о возможности ознакомления лиц, участвующих в деле, с особым мнением судьи; установлено последовательное движение дел через судебные инстанции, при котором судебные акты арбитражного суда первой инстанции обжалуются в апелляционную инстанцию, а судебные акты апелляции – в кассационную);
внедрение информационных технологий в деятельность арбитражных судов (впервые закреплены возможность подачи процессуальных документов через Интернет, право участвовать в заседании и представлять доказательства посредством видео-конференц-связи, а также правила об обязательной аудиозаписи судебных заседаний, обязательном размещении информации о движении дела (в том числе всех судебных актов по делу) на официальном сайте суда (системы Банк решений арбитражных судов, Картотека арбитражных дел).
На сайтах арбитражных судов размещена информация о движении дела, тексты судебных актов, с которыми можно ознакомиться, а также, например, рассчитать размер госпошлины, из любой точки не только России, но и мира.
К услугам любого лица система «Электронный страж», благодаря которой оно мгновенно может узнать, что в отношении него арбитражным судом вынесен судебный акт, а руководители компаний или просто вышестоящие коллеги – оценить качество выступления своего работника или привлеченного специалиста на заседании Президиума ВАС РФ (сегодня ведется онлайн-трансляция всех заседаний Президиума).
Перечисленные изменения делают рассмотрение спора судом более доступным, удобным для участников конфликта, а судебные акты, принятые по итогам такого рассмотрения, – более стабильными. Все это увеличивает привлекательность процедуры разрешения споров в судебном порядке.
4. Еще одним объективным барьером является несовершенство законодательного регулирования некоторых процессуальных вопросов, например вопроса возмещения расходов на оплату услуг представителя в арбитражном процессе. Так, арбитражный суд вправе снизить размер расходов на оплату услуг представителя выигравшей стороны по причине их несоответствия принципу разумности. С нашей точки зрения, это уменьшает для обращающегося в суд лица вероятность в связи с проигрышем дела возместить выигравшей стороне реальный размер судебных расходов на представителя, поскольку, скорее всего, суммы, потраченные на дорогостоящего адвоката, будут уменьшены.
 
…и субъективные
1. В основе развития исторических процессов лежит конфликт. Он также заложен в природе человека. Об этом красноречиво говорит высказывание homo homini lupus est («человек человеку – волк», Плавт, «Ослы», 493–495 гг.), от которого отталкивается Томас Гоббс, считая, что естественным состоянием людей до заключения общественного договора и образования государства является bellum omnium contra omnes («война всех против всех», «Левиафан», 1651 г.). Также уместно вспомнить концепцию Ивана Ильина, считавшего, что «общественная жизнь людей наполнена столкновениями различных интересов, возникающими в общей борьбе за существование», и рассуждавшего о необходимости борьбы со злом силой («О сопротивлении злу силою», 1925 г.).
Одна из движущих сил развития государства – наращивание военной мощи, которая зачастую выступает гарантом мира. Недаром до нас дошло известное латинское изречение si vis pacem, para bellum («хочешь мира – готовься к войне», Корнелий Непот). Удачным примером может стать период холодной войны между США и СССР, когда все передовые технологии, которые могли найти применение в оборонном комплексе, использовались сначала в военных целях, а потом – в быту.
2. Свою роль играет и скептическое отношение к медиации сообщества лиц, осуществляющих судебное представительство. Как правило, львиная доля всех доходов юридической компании или лица, занимающегося судебным представительством, формируется за счет оплаты, полученной за представление интересов клиентов в судах, составление процессуальных документов. Нередко такой представитель сознательно затягивает судопроизводство по делу, чтобы заработать больше. А это препятствует не только мирному урегулированию спора, но и его своевременному разрешению судом.
Предположение, что медиация не находит поддержки у судебных представителей, подкрепляется опытом европейских государств. Так, в марте 2011 года в Италии прошла забастовка юристов в знак протеста против нового закона, требующего обязательного проведения судебной медиации в коммерческих процессах. На время забастовки юристы отказались участвовать в судебных слушаниях по гражданским, уголовным или административным делам. Вероятно, истинная причина данной забастовки – опасение итальянских юристов насчет серьезного сокращения собственных доходов после вступления в силу названных правил.
Не секрет, что крупные юридические компании и адвокатское сообщество могут влиять на развитие институтов права, лоббируя свои интересы. Можно предположить, что лица, осуществляющие судебное представительство, не заинтересованы в развитии медиации, поскольку в случае развития этой и других примирительных процедур они потеряют значительную часть своих доходов.
При этом существует мнение, что процедура медиации помимо участия медиатора также потребует юридического сопровождения, поскольку перед ее началом, в процессе осуществления и по окончании необходимо подготовить ряд документов, среди которых соглашения о применении и о проведении процедуры медиации, а также медиативное соглашение.
Для упрощения процедуры медиации и снижения издержек на ее проведение специализированные организации размещают на своих сайтах либо на информационных стендах примерные образцы таких соглашений и других документов, которые могут понадобиться участникам медиации. Это позволяет не прибегать к высококвалифицированной, а следовательно, и дорогостоящей юридической помощи.
3. Субъективным барьером для развития медиации является также неосведомленность граждан, бизнес-сообщества, профессионального юридического сообщества о данной процедуре, ее преимуществах перед классическим судебным разрешением спора и ее эффективности.
Даже выпускники юридических вузов зачастую не знают, что такое медиация, не говоря уже о действующих судьях и практикующих адвокатах, которые подвержены профессиональной деформации: вместо применения каких-либо медиативных подходов судья скорее будет склоняться к вынесению решения, а адвокат – к тому, чтобы представлять интересы какой-либо одной из сторон.
 
Рецепт успеха
Для преодоления барьеров, стоящих перед медиацией, на наш взгляд, целесообразно ввести институт обязательной судебной медиации (посредничества).
В настоящее время обязательная судебная медиация превалирует как в странах германского, так и общего права. Ее введение позволит сформировать культуру урегулирования споров у граждан и организаций, что положительно скажется на общей экономической обстановке в России и ее инвестиционной привлекательности. Это также будет способствовать преодолению субъективных препятствий на пути развития медиации.
Важно, что результат такой процедуры будет утверждаться судом только после его проверки на предмет нарушения норм закона и прав третьих лиц, что даст возможность избежать злоупотреблений при урегулировании спора.
В России уже сделаны первые шаги на пути к внедрению процедуры судебного посредничества.
Так, ВАС РФ разработан законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с совершенствованием института примирительных процедур» (автор настоящей статьи принимает участие в его подготовке). Им предусматривается среди прочего внедрение института судебного посредничества и фигуры судебного посредника (судьи в отставке, помощники судей и работники аппарата суда). Список судебных посредников будет утверждаться Пленумом ВАС РФ. Также проектом предполагается обязательное проведение процедуры судебного посредничества по нескольким категориям дел, вытекающих из административных и иных публичных правоотношений.
Между тем есть вероятность, что положения законопроекта о проведении обязательной процедуры судебного посредничества по некоторым категориям дел будут из него исключены. Вместо этого арбитражному суду будет предоставлена возможность откладывать судебное разбирательство по своей инициативе, если он сочтет возможным примирение сторон, в том числе и по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений.
Для преодоления профессиональной деформации лиц, использующих медиативные подходы и медиаторов, а также для ликвидации пробелов в познаниях необходимо внедрять различные курсы, посвященные альтернативному разрешению споров, в программы учебных заведений, а также информировать профессиональное юридическое сообщество о процедуре медиации.
Крайне важно популяризировать медиацию, ее преимущества среди потенциальных «потребителей» – организаций и граждан, сообщать общественности о положительных результатах ее использования, закреплять различные стимулы, которые могли бы способствовать росту востребованности данной процедуры.
В частности, можно укрепить финансовые недостатки судебного разбирательства в сравнении с урегулированием спора мировым путем, к примеру повысить размеры государственных пошлин.
Надо сказать, что подобные идеи уже нашли отражение в обсуждавшемся недавно на заседании Президиума ВАС РФ проекте федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с необходимостью оптимизации нагрузки на судей Российской Федерации». Однако такие меры способны вызвать серьезную критику, поскольку могут показаться ограничивающими право на доступ к суду. В связи с этим нужно законодательно определить комплекс мер, направленных на повышение финансовой привлекательности примирительных процедур и медиации. К их числу относится возвращение существенной части госпошлины лицам, которые урегулировали спор после возбуждения производства по делу (такие меры уже содержатся в упомянутом законопроекте о совершенствовании института примирительных процедур), или установление налоговых льгот для лиц, которые используют процедуру медиации в целях урегулирования конфликтов.
Таким образом, следует констатировать, что все барьеры, стоящие на пути развития крайне важного правового и социального института медиации, в целом преодолимы.
 
Алексей Солохин,
ведущий консультант Управления публичного права и процесса Высшего Арбитражного Суда РФ

 
ОПРОС РЕДАКЦИИ
 
1. Почему институт медиации не пользуется, казалось бы, вполне заслуженной популярностью?
 
2. Как уберечь данную примирительную процедуру от фиаско?
 
3. Согласны ли Вы с мнением, что развитие альтернативной процедуры урегулирования споров с участием медиатора не на руку судебным представителям, которые смотрят на медиаторов как на конкурентов?
 
 
Александр Муранов, к.ю.н., адвокат, управляющий партнер юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры»
 
 
 
 
 
 
 
Дмитрий Давыденко, к.ю.н., старший юрист юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры»
 
 
 
 
 
 
 
1. Бизнес (как и общество в целом) не очень-то доверяет судам, но еще меньше предприниматели доверяют друг другу и мало верят в нейтральность (неангажированность) каких-либо посредников. Поэтому многие предпочитают защищать свои права в суде, обращаться к механизмам государственного принуждения. Людей привлекает то, что разбирательство в российских судах сравнительно быстрое и, если судить по размерам госпошлины, недорогое. Кроме того, российская правовая культура консервативна. Всякий непривычный институт в ней приживается медленно и непросто. Достаточно вспомнить третейские суды.
Многие видят в суде единственное эффективное средство разрешения любых противоречий. Сегодня мы на такой стадии развития правовой культуры, через это нужно пройти, чтобы дорасти до процедур, основанных на добровольном согласии сторон. Конечно же, в будущем суд по-прежнему будет востребованным способом разрешения споров, но, думается, более зрелое гражданское общество станет активнее обращаться к медиации как способу урегулирования споров.
 
2. Необходимо законодательно обеспечить возможность упрощенного приведения в исполнение медиативных соглашений, например, при согласии сторон соглашение может быть удостоверено нотариально и принудительно исполняться без обращения в суд. Также нужно взыскивать в государственных судах расходы на судебных представителей в полном объеме. Это уменьшит число заведомо необоснованных исков и сподвигнет стороны к переговорам, в том числе путем медиации. Помимо этого, судьям следует активно предлагать сторонам обратиться к процедуре медиации, когда характер спора это допускает. Если сторона необоснованно откажется от участия в медиации, суд взыщет с нее судебные расходы в полном объеме.
 
3.Такое мнение основано на ошибочном упрощении ситуации. Во-первых, медиация позволит урегулировать лишь часть споров. Во-вторых, судебные представители не останутся не у дел: они играют роль в подготовке и ведении переговоров в ходе медиации, в составлении и обеспечении исполнения медиативного соглашения. Если медиация пройдет для клиента успешно, это будет успех и его представителя.
Если же представитель знает, что урегулирование спора отвечает интересам клиента, но отговаривает его от участия в примирительной процедуре, возникает вопрос о соблюдении таким представителем обязанности добросовестно действовать в интересах клиента. Мы выступаем за то, чтобы представителями были лица, отвечающие как квалификационным требованиям, так и правилам профессиональной этики. Согласно Кодексу профессиональной этики адвоката в России предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат обязан заботиться об устранении всего, что препятствует мировому соглашению.
Полагаем, что развитие альтернативной процедуры урегулирования споров с участием медиатора – благо как для медиаторов и судебных представителей (включая адвокатов), так и для экономики, общества и государства в целом.
 
Валерий Лисицын, к. ю. н., доцент, профессор кафедры гражданского права Российской академии правосудия
 
 
 
 
 
 
 
1. Такое положение вещей я прогнозировал задолго до принятия Закона о медиации (см.: Лисицын В.В. Медиация – универсальный способ урегулирования коммерческих споров в России. М., 2009. С. 69–70).
Как известно, при разработке концепции названного Закона была избрана модель добровольной и платной медиации. Эта модель успешно реализована в странах с высокотехнологичной экономикой, которая создавалась носителями определенного типа правосознания. Отличительные его особенности: восприятие права как социальной ценности; законопослушание и готовность к компромиссу при урегулировании спора. Правосознание россиян имеет иные характеристики. О готовности к компромиссу у нас порой можно только мечтать. Российская ментальность такова, что гражданин, попав в конфликтную ситуацию, склонен скорее обратиться за помощью к государству (в суд либо к знакомым из силовых структур), нежели к частнопрактикующему медиатору.
Уместно вспомнить, что традиции примирительного посредничества (сегодня его именуют медиацией) в России, в отличие от США, имеют многовековую историю. Исторический опыт примирительного урегулирования споров в нашей стране связан прежде всего с деятельностью государства и церкви, а не с подвижнической активностью отдельных «провайдеров медиации».
 
2.В первую очередь нужно как можно оперативнее развернуть массовое волонтерское движение по воспитанию и развитию культуры медиации у наших соотечественников. Примечательно, что в США – стране, которую у нас принято называть «первооткрывателем современной медиации» – это явление получило мощное развитие благодаря активной и абсолютно безвозмездной деятельности ряда волонтерских организаций.
Главная задача состоит в том, чтобы изменить воспаленное разного рода конфликтами правосознание наших сограждан. Прежде всего в плане реорганизации деятельности СМИ, активно пропагандирующих (начиная с конца 80-х годов прошлого столетия) сцены насилия и жестокости. Затем – в области финансирования тех миротворческих проектов, которые имеют широкую общественную направленность и уже показали свою эффективность на деле.
Не менее важно путем срочной доработки и внедрения на практике судебной модели медиации показать населению, что итоги судебно-правовой реформы могут быть успешными. Это позволит реально, а не декларативно разгрузить отечественную судебную систему и уменьшить «привлекательность» европейского правосудия. Нужно доказать всем, что свои судебно-правовые проблемы мы можем решать эффективно и самостоятельно.
 
3. Я убежден, что данное утверждение ошибочно. У добросовестных судебных представителей и медиаторов одна цель – как можно быстрее и эффективнее урегулировать правовой конфликт.
 
Глеб Севастьянов, главный редактор журнала «Третейский суд», преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета, член Правления Российского Центра содействия третейскому разбирательству
 
 
 
 
 
 
1. Классическая модель медиации, на которую ориентирует Закон (когда примиритель безоговорочно соблюдает принцип нейтральности в ходе медиации), еще только начинает заявлять о себе. Существуют и другие направления медиации, которые могут быть использованы для урегулирования разногласий сторон, например директивная и оценочная медиация. В этой связи популяризация примирительных процедур должна вестись на уровне образования, и не только юридического.
 
2. Чтобы в нашей стране более активно задействовался институт медиации, принятия Закона явно недостаточно. К тому же вместо создания условий для эффективного применения медиации Закон стал формой ее юридизации и частичного огосударствления. При переводе отношений в сфере медиации в разряд правовых произошло их существенное усложнение за счет юридических конструкций, которые ранее фактически не употреблялись в традиционной медиативной практике. Речь идет, в частности, о сложности обращения к самой процедуре (заключение даже не одного, а почему-то двух соглашений, причем обязательно в письменной форме) и других положениях Закона. Поэтому уже сейчас нужно думать о его изменении.
Государство должно активно стимулировать развитие примирительных процедур в России. К примеру, вводить определенные налоговые льготы для структур и лиц, развивающих и применяющих способы альтернативного разрешения споров (медиацию в том числе). Одна из первоочередных мер – закрепление в процессуальном законодательстве более эффективных условий для применения медиации в судебном порядке. Например, судья, исходя из содержания дела, мог бы в обязательном порядке направлять стороны к примирителю для осуществления попытки урегулирования спора.
 
3. Представитель стороны спора, как правило, наделен полномочиями для участия в различных вариантах его разрешения и должен добросовестно представлять ее интересы, обращаясь к той процедуре разрешения споров или урегулирования конфликтов, которая наиболее эффективна в создавшейся ситуации. Поэтому конкуренции не должно возникать в принципе.
 
Вадим Цветков, старший юрист Департамента международного арбитража и судопроиз­водства Адво­катского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
 
 
 
 
 
 
1. Для России медиация как способ альтернативного разрешения споров достаточно молодой институт, и за время действия соответствующего Закона устойчивая практика его применения не сложилась. Отчасти это связано с тем, что в Законе самой процедуре и технике ее проведения уделяется очень мало внимания. Типовые правила проведения медиации, типовое медиативное соглашение и, наконец, типовое соглашение о проведении процедуры медиации могли бы способствовать выбору сторонами медиации как средства разрешения возникшего спора, однако данные документы до настоящего времени не приняты. У участников гражданского оборота нет четкого понимания всех плюсов и минусов использования этой процедуры.
Кроме того, государство никак не стимулирует стороны конфликта к альтернативному разрешению споров. К примеру, в США суды содействуют урегулированию спора на основе медиации, а в Великобритании даже предусмотрена ответственность для стороны, которая отказалась от предложения суда урегулировать спор путем проведения медиации. Еще одной причиной недоверия участников гражданского оборота к рассматриваемому институту является то, что этот способ альтернативного урегулирования споров не встроен в систему правосудия (как это сделано в Индии, например). В соответствии с Законом медиативное соглашение по возникшему из гражданских правоотношений спору до его передачи в суд представляет собой гражданско-правовую сделку, в случае неисполнения которой сторона, чьи права нарушены, вынуждена будет прибегнуть к судебной защите.
 
2. На мой взгляд, единых «рецептов» на этот счет нет, и конкретные меры необходимо принимать исходя из обстоятельств спора и его участников. Тем не менее, я бы порекомендовал на данном этапе развития законодательства выбирать медиацию только в тех случаях, когда по каким-либо причинам инициация судебного или третейского разбирательства не в интересах сторон (в частности, когда речь идет о длительных коммерческих отношениях сторон или если в основе возникшего спора лежит личностный конфликт акционеров). Тогда от фиаско медиацию будут удерживать сами стороны, осознающие размер возможных убытков в ситуации, если спор будет передан на рассмотрение суда и разрешен им по существу.
 
3. Медиация – не конкурирующий, а скорее дополнительный инструмент для разрешения споров. В зависимости от обстоятельств конкретного дела и интересов клиента представители сторон могут прибегать к данной процедуре. Если достигнутые в медиативном соглашении договоренности впоследствии не будут исполнены, спор передается на рассмотрение суда, либо, если медиативное соглашение заключено на стадии, когда спор уже был передан в суд, такое соглашение утверждается судом в качестве мирового.
 
Светлана Загайнова, д. ю. н., профессор кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, практикующий медиатор, директор Центра медиации УрГЮА
 
 
 
 
 
 
1. Медиация является новым институтом для российского общества. Реализация нововведения такого масштаба не может дать мгновенный результат, поэтому основное, что сегодня нужно и можно делать для повышения востребованности медиации, – постоянно популяризовать процедуру. Следует формировать адресные информационные каналы для потенциальных и реальных участников гражданского и арбитражного процесса, которые могут быть главными «потребителями» медиации. Требуется большая просветительская работа по пропаганде преимуществ медиации.
Участники гражданского оборота привыкли решать свои проблемы в суде. Им потребуется время, чтобы осознать, что есть другие, порой менее затратные способы разрешения правового спора, которые позволяют урегулировать разногласия на взаимовыгодной для сторон основе. Это подтверждает опыт работы нашего Центра медиации УрГЮА. Много сил было направлено на популяризацию медиации. В итоге из года в год число обращений в Центр об урегулировании правового спора с участием медиатора возрастает.
 
2. Во-первых, на развитие медиации существенное влияние оказывает элемент доверия: к кому обратиться за помощью в урегулировании правового спора? Поэтому крайне важно расширять сеть организаций, которые пользуются доверием участников гражданского оборота и к которым обращаются за содействием в урегулировании споров. Речь идет в первую очередь о центрах арбитража и посредничества при ТПП, специализированных центрах медиации при вузах.
Во-вторых, необходимо формирование профессионального корпуса медиаторов. Положения Закона о медиации предопределяют наличие у медиатора не только коммуникативной компетенции, навыков анализа и управления конфликтом, организации и ведения переговоров, проведения процедуры медиации, но и хорошей юридической подготовки. Медиатор должен уметь обеспечить согласование результатов медиации с юридической практикой, в том числе судебной.
В-третьих, важна включенность юридического сообщества в развитие медиации в России. За рубежом медиация столь востребована именно благодаря деятельности юристов.
 
3. Проблема конкуренции судебных представителей и медиаторов есть. Можно выделить два основных подхода, лежащих в основе деятельности представителей. К сожалению, достаточно распространена стратегия судебного представительства, нацеленная на углубление конфликта между участниками процесса. Инициирование многочисленных судебных тяжб экономически выгодно представителям, и они не хотят использовать другие механизмы. Как результат – усложнение взаимодействия спорящих сторон, а зачастую полный разрыв отношений между ними.
Другой подход опирается на сотрудничество, сохранение деловых, личных отношений, минимизацию правовой и экономической неопределенности. Многие юристы, которые участвуют в судебных процессах, видят перспективу не в выигрыше дела в суде, а в том, чтобы привести стороны к соглашению, не доводя дело до суда. Это соглашение, как правило, исполняется добровольно, его реализация менее затратна. Выгоду такой стратегии отмечают и судебные представители, поскольку она позволяет развивать деловые отношения с клиентом в сфере юридического сопровождения. Опыт работы Центра медиации УрГЮА свидетельствует, что подобная политика судебного представительства становится популярной в юридическом сообществе.
 
Подготовили Алексей Румянцев, Оксана Бодрягина,
«Юридическая газета»

Написать комментарий

Внимание! Если у Вас возникли вопросы, добро пожаловать в Центр Консультаций
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Число с картинки:
     



03.03.2012 17:25:59    Николай Николаевич

Считаю, что В России надо разрешить быть медиаторами, судебными посредниками, а возможно, и третейским судьей, судьям в отставке. За рубежом это распространенное явление когда такими лицами являются судьи в отставке. У нас же почему-то судьям в отставке ну никуда нельзя использовать свой бывший судейский опыт, везде в отношении судей в отставке сплошные запреты. А ведь судьи в свое время учились на юристов и, следовательно, должны иметь реальное право на свободное использование своего образования и свободное право на труд. А то получается, что вроде бы по Конституции РФ он может иметь такое право, а практически не имеет: сплошные ограничения.


08.07.2011 17:08:53    Андрианов Сергей Борисович

В краткосрочной исторической перспективе институт медиации именно в нашей стране, т.е. России, обречён на фиаско. Причины этого субъективные - отсутствие многочисленных авторитетных людей, имеющих высшее юридическое образование, и желающих заниматься медиативной деятельностью; - отсутствие доверия широких масс конфликтующих субъектов к имеющимся организациям и медиаторам в России. В лучшей перспективе находятся те диаспоры населения в России, у которых есть авторитетные люди, которым доверяют не в силу наличия у них высшего юридического образования, а доверяют по жизни, и стороны априорно не вынесут сор из избы, т.е. спор в судебный орган. Введение законом обязательной медиации противоречит принципу двустороннего доверия и согласия исполнить результат работы медиатора. Как процедура досудебного урегулирования спора, в целом таковая является преградой к непосредственному доступу к правосудию.


16.06.2011 00:26:58    Юрист

Любой судебный представитель думает, в первую очередь, о себе, поскольку он так себе на жизни зарабатывает. Чем больше работы - тем больше денег. Сэ ля ви... И если есть хоть малейший шанс зацепиться и выиграть спор в вышестоящей инстанции, то почему бы судебному представителю его не использовать?


15.06.2011 16:36:16    Nika

В тезисе о том, что у добросовестных судебных представителей и медиаторов одна цель – как можно быстрее и эффективнее урегулировать правовой конфликт, ключевое слово «добросовестных»…


14.06.2011 22:13:03    Владимир

Проблема конфликта медиаторов и представителей сейчас еще не так остра, поскольку медиация не очень популярна. А вот когда она наберет обороты, то здесь судебным представителям будет над чем задуматься. Ведь доходы от длительного многомиллионного процесса будут существенно ниже суммы, полученной за "обслуживание" процедуры медиации.


Все комментарии (5)
СОБЫТИЯ ДНЯ
Вступил в силу «сухой» закон


НОВОСТИ
19.09.2012
18:34
Ставка рефинансирования увеличилась с 8 до 8,25 процентов
03.08.2012
18:34
Налоговикам запретили беспричинно блокировать счета
18:33
С 1 августа 2012 года вступила в действие поправка, связанная с изменением порядка подписи электронного счета-фактуры.
02.08.2012
14:52
За непроведение обязательного аудита придется заплатить штраф в размере 700 тыс. рублей
05.06.2012
17:52
Депутаты рассматривают новый порядок применения специальных налоговых режимов


ОПРОС РЕДАКЦИИ
Приглашаем принять участие в блиц-опросе по теме: «Конкурс законопроектов о противодействии налоговым злоупотреблениям»


ПРЕСС-РЕЛИЗЫ
Ассоциация юристов России Торгово-промышленная палата РФ
Goltsblat BLP сообщает о расширении налоговой практики в России/СНГ и назначении Евгения Тимофеева на должность партнера и ее руководителя
«Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и Magisters объединяются для создания крупнейшей юридической фирмы в СНГ
26 - 27 октября – Всероссийский Конгресс «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности 2011 Осень»
27-29 сентября – VI Всероссийский Конгресс «Управление государственной и муниципальной собственностью 2011 Осень»
«Коррупция и долги: анализ конкретных случаев и общих закономерностей»
27-29 октября – IV Международная конференция «Медиация – инвестиция в будущее»
12 сентября – «Разрешение международных коммерческих споров: страны СНГ»
25.07.2011
АБ «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «реал,- Гипермаркет» поддержали фонд «Подари Жизнь»
21.07.2011
ВТБ и АСВ подписали Генеральное соглашение о помощи Банку Москвы
О выборе банка-агента для выплаты страхового возмещения вкладчикам ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК» и ООО КБ «РАТИБОР-БАНК»
О наступлении страхового случая в отношении ООО «АМТ БАНК»
Все пресс-релизы >>
Обслуживание компьютеров
Бухгалтерское обслуживание
Copyright © 2010 - 2013, еженедельная "Юридическая газета", тел (499) 611-70-07, info@yur-gazeta.ru
loans direct lenders  ~  blackleaf оптом  ~  http://www.arrivo.ru/turciya/kemer/pogoda-v-kemere.html.  ~  Решение корпоративных споров и конфликтов - компания Блокпост-VIP