Электронная версия

Ставка ЦБ РФ - 8,25%
МРОТ - 4611 руб.

СТАТЬИ

Хочешь заработать? Уволься!

Практика «золотых парашютов» для увольняемых директоров крупных компаний хорошо известна, однако порой их акционеры бывают не согласны с чересчур щедрым размером выплачиваемой компенсации. Каковы шансы оспорить такую выплату? Нормы какого законодательства применимы при разрешении подобных споров? Автор приводит решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции, мнения экспертов и собственную позицию.
 
Отношения между хозяйственным обществом и работником, выполняющим функции его исполнительного органа, регулируются нормами корпоративного, а в части, ему не противоречащей, – трудового законодательства. С исполнительным органом на период исполнения им обязанностей по управлению обществом заключается, как правило, трудовой договор, при расторжении которого выплачивается компенсация. Размер последней устанавливается соглашением сторон трудового договора и не должен быть менее трехкратного среднего заработка (ст. 279 ТК РФ).
Зачастую такая компенсация оказывается более чем значительной, к примеру, один или несколько годовых должностных окладов. Акционеры или участники хозяйственного общества могут и не знать о размере этой суммы в случае, если вопросы назначения исполнительного органа на должность и освобождения от нее отнесены по уставу к полномочиям совета директоров (наблюдательного совета). Как им защитить свои права и не допустить получения исполнительным органом повышенной компенсации?
Самый распространенный способ – предъявление иска о признании данного условия недействительным в связи с тем, что достигнутое соглашение о размере компенсации для хозяйственного общества являлось крупной сделкой и (или) сделкой, в совершении которой имелась заинтересованность. Если она не получила одобрения со стороны высшего органа управления хозяйственного общества, то в пределах установленного срока исковой давности может быть признана недействительной.
 
Арбитражный суд поможет обществу…
Анализ практики окружных арбитражных судов свидетельствует, что подобные требования ими удовлетворяются. Ссылка же директора на то обстоятельство, что отношения между работником и работодателем являются трудовыми и не представляют собой гражданско-правовую сделку, отклоняется судами как ошибочная (постановления ФАС ЦО от 28.12.2009 № Ф10-5598/09, ФАС ВВО от 17.04.2008 № А11-2685/2007-К1-10/129, от 30.06.2010 № А29-10313/2009, от 29.01.2009 № А43-9314/2008-17-340).
Возражения ответчиков о том, что к трудовым отношениям нормы гражданского законодательства не применимы в силу ст. 2 ГК РФ, суды не принимают по мотиву необоснованности. При этом аргументов в пользу допустимости межотраслевой аналогии не приводится.
 
…а суд общей юрисдикции – работнику
Вместе с тем суды общей юрисдикции имеют иную точку зрения на обозначенную проблему.
ВС РФ, в частности, по делу о взыскании в пользу работника компенсации в размере одного годового должностного оклада в связи с прекращением с ним трудовых отношений не согласился со ссылками работодателя – хозяйственного общества на тот факт, что совет директоров был неправомочен принимать соответствующее решение по причине отсутствия кворума.
Суд указал, что нарушения при подписании контракта (если они и имели место), в частности несоблюдение кворума в заседании совета директоров при определении им размеров выплачиваемых работнику – руководителю вознаграждений и компенсаций, не могут повлечь отрицательных последствий для работника, с которым этот контракт заключен. Работник не должен нести ответственность за нарушения, допущенные другой стороной при подписании договора. Иное создает возможности для злоупотребления правом со стороны работодателя при отсутствии неправомерных действий работника и возложения на последнего – при отсутствии его вины – ответственности за действия другой стороны. Такой подход, указал ВС РФ, противоречит основам права и является недопустимым (Определение от 18.10.2002 № 61-В02-4).
В трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности трудового договора – в силу специфики предмета и метода правового регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора со стороны работника полностью или частично. Отсутствует и механизм, аналогичный гражданско-правовому, связанный с признанием сделок недействительными. В споре, рассмотренном ВС РФ, обязательство работодателя предоставить работнику в собственность квартиру по окончании срока действия трудового договора хотя и имеет имущественный характер, но не регулируется нормами гражданского законодательства, поскольку является составной частью трудового договора и от него неотделимо (Определение от 24.12.2009 № 48-В09-13).
Далее, Санкт-Петербург­ский городской суд по одному из дел указал, что заключение трудового договора нельзя квалифицировать как крупную сделку, требующую одобрения акционерами общества, поскольку гарантии, предусмотренные договором, обусловлены возможностью наступления определенных негативных последствий для работника, а их наступление зависит исключительно от воли общего собрания акционеров. Законодатель не устанавливает конкретный размер компенсации и не ограничивает ее каким-либо пределом. Она определяется трудовым договором, то есть по соглашению сторон.
 Исходя из целевого назначения этой выплаты – в максимальной степени компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы, размер компенсации может рассчитываться с учетом времени, остающегося до истечения срока действия трудового договора, тех сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительных расходов, которые он, возможно, вынужден будет понести в результате досрочного увольнения (Кассационное определение от 20.10.2010 № 13892).
Таким образом, регулирование трудовых отношений с помощью прямого или по аналогии закона применения норм гражданского законодательства противоречит ст. 5 ТК РФ, не предусмотрено ст. 2 ГК РФ и основано на неправильном толковании и употреблении норм этих двух самостоятельных отраслей законодательства.
Это обусловлено тем, что трудовые договоры – особый вид договоров, объект которых – выполнение трудовой функции с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка. Статья 9 ТК РФ оговаривает, что трудовые договоры не могут содержать условий, которые лишают работников каких-либо гарантий и прав, установленных трудовым законодательством. Если данные условия включены в трудовой договор, они не должны соблюдаться.
Из приведенных положений вытекает лишь возможность неприменения при разрешении трудовых споров тех или иных условий трудового договора в случае их противоречия закону или иных нарушений, допущенных при заключении, в том числе злоупотреблений сторон договора, идущих вразрез с общеправовым принципом недопущения злоупотребления правом.
Помимо ВС РФ (определения от 14.11.2008 № 5-В08-84, от 08.02.2008 № 25-В07-22, п. 1 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за I квартал 2008 года) указанную позицию поддерживают Ленинградский областной суд (Определение от 24.02.2010 № 33-735/2010), Санкт-Петербургский городской суд (определения от 16.12.2010 № 33-17080/2010, от 22.09.2010 № 33-13151/2010, от 22.04.2010 № 5166, Кассационное определение от 20.10.2010 № 13892), Ярославский областной суд (Определение от 11.08.2010 № 44-Г-60/10), Свердловский областной суд (Определение от 17.08.2006 № 33-5913/2006).
Итак, по вопросу возможности оспаривания трудового договора с исполнительным органом по правилам о недействительных сделках арбитражные суды и суды общей юрисдикции заняли противоположные позиции.
На практике имеют место случаи, когда работники, выполнявшие функции исполнительного органа хозяйственного общества, взыскивают в суде общей юрисдикции компенсацию, а затем арбитражные суды по иску акционеров признают условие трудового договора о данной компенсации (как о повышенной) недействительным и определяют присужденные судом общей юрисдикции суммы к возврату.
Мнение экспертов
В юридической литературе поддерживается правовая позиция судов общей юрисдикции.
Так, по вопросу о межотраслевой аналогии права Н.В. Перова полагает, что указанная аналогия либо заимствование цивилистических механизмов должны согласовываться с целесообразностью, учитывать цели, задачи и базовые принципы трудового права, специфику отношений в сфере труда: «В случае с последствиями недействительности сделок целью может быть только восполнение пробелов трудового законодательства, а также обеспечение и защита как частных интересов добросовестной стороны, так и публичных интересов государства и общества» (Перова Н.В. К вопросу о действительности трудового договора в современном трудовом праве России. Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2010).
Как отмечают М.В. Лушникова и А.М. Лушников, трудовой договор по своему содержанию не может быть смешанным, разноотраслевым. Включение в трудовой договор условий различной отраслевой принадлежности, по их мнению, позволяет говорить о том, что перед нами договор-документ, представляющий собой наряду с трудовым гражданско-правовой договор (Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб., 2006. С. 625).
Существует мнение, что трудовые договоры с условием о повышенной компенсации наряду с трудовыми договорами, оговаривающими распределение между сторонами исключительных прав на созданное в процессе работы служебное произведение, следует считать многоотраслевыми смешанными договорами, к которым применяются нормы соответствующих отраслей права, в данном случае – трудового и гражданского.
Как подчеркивает М.В. Кратенко, «не исключена возможность заключения смешанного в широком смысле договора (межотраслевого), сочетающего элементы трудового и гражданско-правового договора, например, путем включения в трудовой контракт условия о предоставлении работнику жилого помещения, беспроцентного займа на приобретение жилья, автомобиля для служебного и личного пользования» (Кратенко М.В. Договор найма услуг физического лица: проблемы судебной практики и перспективы правового регулирования // Трудовое право. 2007. № 5).
Наиболее полно концепция многоотраслевого смешанного договора прослеживается у Д.В. Огородова и М.Ю. Челышева (см.: Смешанные договоры в частном праве: отдельные вопросы теории и практики // Законодательство и экономика. 2005. № 10; Смешанный договор и вопросы теории правового регулирования // Законодательство и экономика. 2007. № 3; К вопросу о видах смешанных договорах в частном праве // Законодательство и экономика. 2006. № 2; Смешанные договоры в части четвертой ГК РФ. ИС // Промышленная собственность. 2007. № 10).
Сторонники обозначенного подхода свои выводы подкрепляют ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 17.03.2004 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», в п. 1 которого дается разъяснение по поводу неисполнения и (или) ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер. Несмотря на то что эти условия включены в содержание трудового договора, по мнению ВС РФ, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами.
Подход к квалификации трудового договора с условием о повышенной компенсации исполнительному органу при расторжении трудового договора с ним в качестве многоотраслевого смешанного договора позволяет применять в части спорного условия нормы гражданского законодательства о недействительных сделках и тем самым защищать права акционеров или участников хозяйственного общества.
Однако обозначенный подход создает трудности с регулированием такого смешанного договора в случае споров с обычными работниками. Заслуживает внимания пример из практики председателя судебного состава по трудовым и социальным делам Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Б.А. Горохова. Между работником и работодателем был заключен трудовой договор, по условиям которого работник принял на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции без зарплаты и премии с ненормированным рабочим днем, при этом по окончании срока действия трудового договора работодатель был должен выплатить работнику один процент своей чистой прибыли. Сумма требований работника на момент начала спора исчислялась несколькими миллиардами рублей. Суды отказали работнику в удовлетворении его требований, руководствуясь нормами ГК РФ о недействительных сделках (ст. 168).
Несоответствие названного договора закону состояло в том, что он содержал пункты, ухудшающие положения работника сравнительно с тем, как они определены в ТК РФ (работа без зарплаты и премии). ВС РФ состоявшиеся по делу судебные акты отменил, указав на ошибочность выводов судов о том, что спорные отношения регулируются нормами гражданского законодательства. В итоге работник получил часть своих денег, подписав с работодателем мировое соглашение (Горохов Б.А. Трудовые споры. Чему не учат студентов: Учебно-практическое пособие. М., 2011).
 
Кто же прав?
Следует признать, что позиция судов общей юрисдикции по рассматриваемой проблеме более обоснованна, нежели позиция арбитражных судов.
Трудовой договор с условием о повышенной компенсации исполнительному органу не может быть признан многоотраслевым смешанным договором. В пункте 3 ст. 421 ГК РФ содержится указание на то, что смешанным признается договор, содержащий элементы различных договоров, предусмотренных законодательством, которые по своему характеру должны являться гражданско-правовыми исходя из места нормы п. 3 ст. 421 ГК РФ в системе гражданского законодательства и с учетом предмета правового регулирования гражданского законодательства, как он определен в ст. 2 ГК РФ. В силу п. 3 названной статьи к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не установлено законодательством. В соответствии с абз. 4 ст. 11 ТК РФ, когда в судебном порядке будет доказано, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям подлежат применению нормы трудового законодательства.
Резюмируем сказанное: трудовое и гражданское законодательство самостоятельны по отношению друг к другу и имеют свой предмет и метод правового регулирования. По общему правилу нормы гражданского законодательства не применяются к трудовым отношениям. Исключение – вопросы компенсации работнику морального вреда, которая взыскивается по правилам гражданского законодательства.
Невозможно квалифицировать рассматриваемый договор в качестве многоотраслевого смешанного договора также в связи с тем, что в действующем законодательстве РФ отсутствуют нормы, определяющие правовой режим такого договора. В частности, нет требований к его форме, существенным условиям, вопросам ответственности, недействительности и т. д. Концепция многоотраслевого смешанного договора на указанные вопросы ответов не дает.
Условие о повышенном размере компенсации работнику подлежит толкованию и регулированию в соответствии с нормами трудового законодательства, поскольку оно ему не противоречит. Выплата компенсаций работнику в большем размере, чем это предусмотрено законом, в полной мере согласуется со ст. 178 ТК РФ, прямо допускающей назначение повышенных размеров компенсаций (Определение ВС РФ от 23.04.2010. № 5-В09-158).
Изложенное позволяет сделать вывод, что договор с условием о выплате исполнительному органу повышенной компенсации при увольнении является трудовым, а не многоотраслевым смешанным договором, и применению к отношениям по нему подлежат нормы трудового, а не гражданского законодательства.
В заключение отметим, что действующее законодательство РФ в принципе допускает возможность оспаривания трудового договора с подобным условием по правилам о недействительных сделках. К примеру, п. 3 ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что правила главы III.1 названного Закона об оспаривании подозрительных сделок должника подлежат применению к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах и др.
Вместе с тем данное регулирование имеет узкую область применения – отношения по несостоятельности – и направлено на обеспечение баланса интересов всех участников отношений, недопущение каких-либо злоупотреблений со стороны должника и иных лиц. Оно не может распространяться на оспаривание трудового договора с условием о повышенной компенсации в условиях обычного гражданского оборота или использоваться в качестве обоснования допустимости подобного оспаривания.
Что же касается прав акционеров или участников хозяйственного общества, то они могут быть защищены путем предъявления иска к совету директоров (наблюдательному совету), принявшему решение о заключении трудового договора с исполнительным органом, по правилам корпоративного законодательства (ст. 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 71 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»).
 
Александр Бычков,
начальник юридического отдела ЗАО «ТГК “Салют”»,
аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ

Написать комментарий

Внимание! Если у Вас возникли вопросы, добро пожаловать в Центр Консультаций
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Число с картинки:
     


СОБЫТИЯ ДНЯ
Вступил в силу «сухой» закон


НОВОСТИ
19.09.2012
18:34
Ставка рефинансирования увеличилась с 8 до 8,25 процентов
03.08.2012
18:34
Налоговикам запретили беспричинно блокировать счета
18:33
С 1 августа 2012 года вступила в действие поправка, связанная с изменением порядка подписи электронного счета-фактуры.
02.08.2012
14:52
За непроведение обязательного аудита придется заплатить штраф в размере 700 тыс. рублей
05.06.2012
17:52
Депутаты рассматривают новый порядок применения специальных налоговых режимов


ОПРОС РЕДАКЦИИ
Приглашаем принять участие в блиц-опросе по теме: «Конкурс законопроектов о противодействии налоговым злоупотреблениям»


ПРЕСС-РЕЛИЗЫ
Ассоциация юристов России Торгово-промышленная палата РФ
Goltsblat BLP сообщает о расширении налоговой практики в России/СНГ и назначении Евгения Тимофеева на должность партнера и ее руководителя
«Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и Magisters объединяются для создания крупнейшей юридической фирмы в СНГ
26 - 27 октября – Всероссийский Конгресс «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности 2011 Осень»
27-29 сентября – VI Всероссийский Конгресс «Управление государственной и муниципальной собственностью 2011 Осень»
«Коррупция и долги: анализ конкретных случаев и общих закономерностей»
27-29 октября – IV Международная конференция «Медиация – инвестиция в будущее»
12 сентября – «Разрешение международных коммерческих споров: страны СНГ»
25.07.2011
АБ «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «реал,- Гипермаркет» поддержали фонд «Подари Жизнь»
21.07.2011
ВТБ и АСВ подписали Генеральное соглашение о помощи Банку Москвы
О выборе банка-агента для выплаты страхового возмещения вкладчикам ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК» и ООО КБ «РАТИБОР-БАНК»
О наступлении страхового случая в отношении ООО «АМТ БАНК»
Все пресс-релизы >>
Обслуживание компьютеров
Бухгалтерское обслуживание
Copyright © 2010 - 2013, еженедельная "Юридическая газета", тел (499) 611-70-07, info@yur-gazeta.ru
Просто и надежно! перевозка товаров из китая по доступным ценам!