Электронная версия

Ставка ЦБ РФ - 8,25%
МРОТ - 4611 руб.

СТАТЬИ

Экспертиза по инструкции

После принятия Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной экспертизе по уголовным делам» прошло ровно 40 лет. С 1971 г. изменились не только законодательство, но и страна, судебная система. В судах возникало много вопросов в связи с применением норм УПК РФ при проведении экспертизы. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ 21 декабря 2010 г. принял новое Постановление № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам». О том, что послужило поводом к его принятию и каким вопросам в Постановлении уделено особое внимание, специально для «Юридической газеты» рассказал секретарь Пленума, судья Верховного Суда РФ, доктор юридических наук, заслуженный юрист России Владимир Васильевич ДОРОШКОВ.

 

— Владимир Васильевич, как по Вашему мнению, насколько оп­равдано то, что Пленум Верховного Суда РФ именно сейчас решил написать «инструкцию» по проведению судебной экспертизы?

— Необходимость дачи разъяснений и рекомендаций по проблемам проведения экспертиз назревала давно, особенно после принятия Закона «О государственной экспертной деятельности в РФ». В судах об­­­­­щей юрисдикции экспертизы проводятся при судопроизводстве по уголовным, гражданским, административным делам. Судьи и другие правоприменители ждут рекомендации, разъяснения по всем видам судопроизводства. Однако Пленум пока посвятил свое Постановление экспертизам, проводимым  по уголовным делам, хотя отдельные позиции, изложенные в Постановлении, могут применяться и в других видах судопроизводства.

Поводом для включения в план работы Пленума Верховного Суда РФ соответствующего вопроса явились многочисленные обращения. В частности, в июне 2009 года с письмом обратился в Верховный Суд РФ Федеральный межведомственный коор­динационно-методический совет по судебной экспертизе и экспертным исследованиям, которое подписал председатель Совета Владимир Васильевич Мартынов. В письме говорилось об анализе текущей экспертной практики и о том, что многие вопросы нуждаются в разъяснениях Верховного Суда РФ.

Многие ведомства – ФСБ, Российская академия медицинских наук, Генеральная прокуратура, Следственный комитет, Минюст, Минобороны, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, Тамо­женная служба, Администрация Президента – также обратились с просьбой дать разъяснения по применению действующих норм, поскольку подходы к их применению на практике разные.

Кроме того, на заседании комитета по правовым и судебным вопросам Совета Федерации 19 октября 2009 года было принято решение образовать рабочую группу по подготовке концепции федерального закона о совершенствовании судебно-экс­пертной деятельности. Приходила масса писем от судей, граждан по актуальным вопросам экспертной деятельности.

Принятию любого Постановления Пленума предшествует титанический труд не только судей, аппарата Верховного Суда РФ, но и судей всех судов общей юрисдикции, заинтересованных ведомств, ученых. Первоначально изучаются и анализируются все законодательные акты, разъяснения, обзоры, бюллетени Верховного Суда. После этого разрабатывается перечень вопросов и программа изучения судебной практики, которые направляются в суды всех регионов страны.

Получив ответы из судов, мы создаем рабочую группу с участием не только судей, но и представителей заинтересованных ведомств, ученых. В частности, при подготовке данного Постановления были привлечены представители Минюста, Центра судебной психиатрии имени Сербского, Федеральной службы по борьбе с наркотиками, МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры, а также представители науки – от МГЮА, РАП.В состав рабочей группы была включена известный ученый, теоретик су­­­деб­но-экспертной деятельности, доктор юридических наук Елена Рафаиловна Россинская.

 

— Долго ли длилась такая работа?

— Принятие Постановления бы­ло запланировано на 2010 год, а работа над ним началась еще в 2009 году. После обобще­ния судебной практики мы подг­отовили проект Постановления. Далее рабочая группа продолжила работу над проектом и представила его на заседание Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, состоящего из ведущих ученых страны. Проект Постановления им был разослан заблаговременно. С учетом замечаний и предложений ученых проект был доработан и усовершенствован. Отмечу, что при подготовке до принятия данного Постановления в окончательной редакции у нас было где-то около 10 его вариантов.

 

— Чем отличаются процессуальные фигуры специалиста и эксперта?

— Экспертом в России еще с XIX века называли «сведущее лицо», то есть лицо, обладающее специальными знаниями, которое назначено таковым в соответствии с процессуальным законом для производства экспертизы и дачи заключения.

В свою очередь специалист – это лицо, тоже обладающее специальными знаниями, привлекаемое для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, для постановки вопросов эксперту, для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Такая процессуальная фигура, как специалист, появилась в 1966 году после внесения изменений в УПК РСФСР, а с 2003 года заключение и показания специалиста включены в перечень доказательств по уголовным делам.

 

— Для каких действий может привлекаться специалист?

— Например, для допроса несовершеннолетнего с участием педагога или для фотографирования (снятия на видеокамеру) места происшествия при осмотре его следователем. Кроме того, заключение специалиста потребуется, например, если нужно разобраться, что представляет собой тот или иной порошок (может, мел, а может, героин или еще какой-либо наркотик).

 

— Получается, что не только государственный служащий, но и другие лица могут проводить экспертизу?

— Действующее законодательство позволяет привлекать в качестве экспертов не только сотрудников государственных экспертных учреждений. Особенно распространено привлечение частных лиц в качестве экспертов в гражданском процессе.

 

— А как их выбирают?

— В каждой области есть свои компетентные исследователи, ученые, обладающие специальными знаниями. Например, как оценить картину? Государство не готовит экспертов, способных проводить оценку культурных ценностей, однако есть сведущие в этой области люди – искусствоведы, и они привлекаются в качестве экспертов, дают соответствующие заключения.

В уголовном праве привлекается меньше специалистов, по­тому что там уже определены виды экспертиз, и в отличие от гражданского права, уголовное – это публичное право, поэтому здесь есть определенная опасность необъективных заключений экспертов. Не должны государственные функции выполнять частные структуры или частные лица. Так можно дойти до того, что и суд можно создать какой-либо негосударственный (частный).

Что касается полномочий на проведение экспертиз,  которые используются судьями судов общей юрисдикции при гражданском судопроизводстве, они прописаны в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 «О некоторых вопросах применения практики арбитражными судами законодательства об экспертизе».

 

— Вернемся к Постановлению. Что происходило после подготовки проекта?

— После этого первоначально на семинаре с судьями, а затем в более узком кругу с председателями судебных составов коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ под руководством заместителя председателя Анатолия Яковлевича Петроченкова обсудили проект Постановления, отредактировали его и после этого была назначена дата Пленума. Докладчиком по данному вопросу был судья Владимир Сергеевич Коваль. Помимо докладчика на заседании Пленума выступали судьи, эксперты, ученые. Пленумом была сформирована комиссия, обсудившая все предложения и замечания, прозвучавшие на заседании. С какими-то поправками мы согласились, какие-то отклонили. После этого окончательная редакция рассматривалась на заседании Пленума «во втором чтении» и была принята, а затем опубликована.

 

— А какие предложения были отклонены?

— Исходя из того, что Постановление Пленума носит нор­мативно-правовой характер, мы отклонили неоднозначные предложения, которые могут оказать негативное влияние на судебную практику. Ведь каждое новое Постановление Пленума, особенно в области материального права, может повлечь пересмотр уже ранее принятых судебных решений. Иногда существует опасность вмешательства Пленума в компетенцию законодателя. Поэтому в отдельных случаях Пленум не только дает руководящее разъяснение по вопросам судебной практики, но и пользуется правом законодательной инициативы, внося законопроекты в Госдуму, предлагая изменить закон.

 

— Перейдем непосредственно к содержанию Постановления. В пер­вом пункте сказано, что необходимо обратить внимание судов на наиболее полное использование достижений науки и техники в целях всестороннего исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Однако есть лжеученые, которые используют свои сомнительные достижения. Как этого избежать?

— На практике возникали такие вопросы. Как можно использовать результаты исследований, проведенных с помощью детектора лжи, если есть какая-то погрешность, насколько заключение экспертов в данном случае будет достоверным, достаточно ли разработаны методики? В гражданском судопроизводстве, например, была погрешность при определении отцовства по группе крови. Стали использовать методику уста­­новления отцовства по ДНК, и погрешность стала меньше.

По моему мнению, если наука шагнула вперед и есть определенные методики, почему их не использовать. Те же показания детектора лжи, например, в некоторых ситуациях уже сейчас признаются в качестве доказательства и наряду с совокупностью иных доказательств поз­воляли суду устанавливать винов­ность лиц в совершении пре­ступлений.

 

— Но ведь в Постановлении сказано, что заключение эксперта не может быть истиной в последней инстанции?

— Конечно, нет. Так же как и показания любого человека. Например, есть два свидетеля, которые показали, что видели на месте преступления одного человека, но есть доказательства экспертизы, согласно которым отпечатки пальцев, оставленные на месте преступления, принадлежат другому человеку. И суду приходится решать, кому верить, начинается проверка. Суд проверяет, насколько объективным было заключение.

 

— В пункте 3 Постановления сказано, что можно поручать судебную экспертизу другим экспертным учреждениям. Как это происходит?

— Для начала решается вопрос, какому ведомству направить материал на экспертизу. Допустим, идет судебное разбирательство в отношении сотрудника милиции. Нужно назначить экспертизу в минимально заинтересованном ведомстве (то есть не в МВД), допустим, при Минюсте, чтобы избежать предвзятого отношения. Каждый участник уголовного процесса может предлагать свое ведомство, поэтому закон и гласит, что последнее слово за судьей.

 

— Не во всех регионах есть экспертные учреждения, которые проводят ту или иную экспертизу, допустим, пожаро-техническую. Куда обращаться в случаях, если надо разобраться, имело ли место замыкание или поджог?

— У следователя или у суда могут возникнуть сомнения в объективности или компетентности результатов экспертизы, если специалисты являются заинтересованными или недостаточно квалифицированными. Поэтому зачастую экспертизы назначаются в одном учреждении, которое перегружено экспертными исследованиями, а в других, где эксперты более свободны, экспертизы не назначаются. Считается, что там работают недостаточно квалифицированные эксперты. Как поступать в подобных ситуациях, требовалось разъяснение. Хотя это вопрос не процессуальный, а более организационный, но мы его тоже разъяснили.

Например, в Курской области, где имеется стационар для проведения судебно-психи­ат­рической экспертизы, квалифицированные эксперты, материалы иногда направляют не в обла­стной центр, а сразу в институт имени Сербского. Но почему бы у себя не провести такую экспертизу? Ведь институт Сербского завален экспертизами на годы вперед, там очередь. Есть возможность – проведите у себя.

 

— В пункте 7 Постановления, где идет речь о судебно-пси­хи­атри­ческой экспертизе, сказано, что нельзя использовать экспертизу в отношении потерпевшего.

— Есть такие «потерпевшие» в судебной практике – сутяги и психически больные люди. Они совершают ежедневный обход всех органов, не забывают и в суд зайти. Они приходят и говорят, что кто-то их оклеветал или что какой-то чиновник что-то им сказал, и обращаются с заявлением к мировому судье о привлечении обидчиков к уголовной ответственности по делу частного обвинения за клевету, оскорбление. При этом есть соответствующие документы, что этот человек состоит на учете в психиатрическом диспансере. Нельзя же просто так сказать: «Нет, мы тебя проверим, больной ли ты психически или нормальный человек». В связи с этим и написано в п. 7: «Недопустимо назначение и производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключе­нием случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5, ст. 196 УПК РФ».

Кроме того, много проблем возникает при рассмотрении дел, связанных с половыми преступлениями. В ст. 195 и 196 УПК РФ говорится, при каких обстоятельствах проводится экспертиза в отношении соответствующих лиц, поэтому в других случаях данные нормы не подлежат расширительному толкованию.

Законодатель предусмотрел определенный критерий: когда возникает сомнение в полноценности психического развития человека, тогда можно проводить такую экспертизу. Во всех остальных случаях это категорически недопустимо. Поэтому мы так императивно записали в этом пункте.

 

— Насколько Постановление отличается от документа советского времени?

— Некоторые положения Союзного Постановления почти дословно переместились в но­вое Постановление, как проверенные временем. Между тем возникло множество новых вопросов, требовавших соответствующего разъяснения. Например, нужны два Постановления или одно, когда встает вопрос о проведении экспертизы? Можно ли в одном Постановлении отразить вопрос о назначении экспертизы, и конкретные вопросы, которые будут стоять перед экспертами? Судья может вынести одно постановление, например: «Ходатайство удовлетворить. Провести такую-то экспертизу. На разрешение экс­пертов пост­а­вить следующий перечень вопросов и поручить ее такому-то экспертному учреждению».

После распада Союза экспертная деятельность в стране висела на волоске. Никто в те лихие 90-е годы не занимался обучением, подготовкой специалистов в той или иной области знаний, а зачастую и зарплату своевременно не платили, поскольку не было соответствующего финансирования экспертных учреждений. Стоял вопрос, чтобы обязанность по уплате судебных издержек за производство экспертиз возложить на осужденных. Доходило до того, что некому было исследовать трупы. Работа судебно-ме­ди­цинского эксперта была непрестижной, и уходили квали­фицированные кадры, а ведь это уникальные люди, которых раньше содержало государство, а потом они оказались не у дел.

Сейчас труд эксперта понемногу становится престижным, привлекаются молодые специалисты, повышается уровень их квалификации и заработной платы, чтобы у них не было соблазна путем дачи ложных заключений улучшать свое материальное положение.

 

— Почему Постановление не обсуждается в Интернете, например, на юридических форумах, ведь уже прошло несколько недель со дня его выхода?

— Я думаю, обсуждения ведутся, просто они еще не появились в СМИ. Так уж повелось в последние годы, что Верховный Суд РФ сам инициирует публикацию по тематике Пленума. Докладчик по данному вопросу – Владимир Сергеевич Коваль дал интервью журналу «Уголовный процесс». Там он остановился более подробно на отдельных пунктах Постановления и прокомментировал позиции Пленума. Ведь одни и те же положения, особенно изложенные лаконично, люди могут прочитать по-разному, не зная, в связи с чем они даны.

К сожалению, в последние годы приходилось слышать о наличии «заключений экспертов» по правовым вопросам, когда кто-то начинал присваивать себе право выступать «экспертами», оценивая вступивший в законную силу приговор суда. Зачастую в роли подобных «экспертов» выступали ученые, занимающиеся практической деятельностью, представляя одновременно органы адвокатуры. Они дошли до того, что стали отражать в своих «заключениях» мысль о незаконности или необоснованности вступившего в законную силу приговора суда. При этом подобные «эксперты» забывали о том, что приговор, вступивший в законную силу, должны уважать, а если кто-то из участников судопроизводства с ним не согласен, то вправе обжаловать в вышестоящие судебные инстанции. В правовом государстве таких «экспертов» нужно ставить на место, привлекая к ответственности за неуважение к суду, как поступают в других цивилизованных государствах. В заключение отмечу, что данное Постановление не может заменить законодателя, поэтому на отдельные вопросы, возникающие в судебной практике, мы не могли ответить, поскольку не вправе осуществлять законотворческую деятельность.

 

Свое мнение о Постановлении от 21.12.2010 № 28 также высказывает заведующая кафедрой судебных экспертиз МГЮА имени О.Е. Кутафина Елена РОССИНСКАЯ

Постановление Пленума Верховного Cуда СССР, посвященное судебной экспертизе в уголовном судопроизводстве, действовавшее до недавнего времени, было принято 40 лет назад. За это время существенно увеличилось число судебных экспертиз. Появилось множество новых родов и видов судебных экспертиз: финансово-экономические, комп­ью­терно-технические, генетические, экологические и т. д. В результате такого развития в сферу судопроизводства интегрируются все новые достижения различных наук.

В то же время правоприменителю стало труднее оценивать результаты судебных экспертиз в связи с использованием все более сложных специальных знаний. Появляются новые преступления и новые объекты: скажем, 30 лет назад никто не думал о совершении преступления в сфере компьютерной информации.

Кроме того, возникло большое количество негосударственных экспертных учреждений. К сожалению, качество экспертиз, которые они производят, иногда не самое высокое... Государственные экспертные учреждения делают далеко не все роды и виды судебных экспертиз, а только наиболее распространенные.

Самое главное, что за восемь лет существования УПК РФ сформировалась обширная судебная практика, показывающая, что некоторые положения закона, регламентирующие использование специальных знаний, толкуются правоприменителем неоднозначно. В частности, нет ясности с разграничением заключения специалиста и заключения эксперта, хотя в УПК РФ четко сказано, что заключение специалиста – это его суждение по вопросу, а заключение эксперта представляет собой исследование.Также очень важен вопрос о негосударственных экспертных учреждениях. Их статус не был определен. Пленум ВС РФ разъяснил, что под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации, для которых судебно-экспертная деятельность является одной из основных.

Скажем и еще об одной проблеме. Нередко субъекты, назначающие экспертизу, путают государственное экспертное учреждение и просто государственное учреждение. И назначают экспертизу, например, ректору Московского государственного автомобильно-дорожного технического университета, потому что там есть кафедра транспортного права. Это государственное учреждение, но не экспертное, в его функции не входит производство экспертиз. Пленум разъяснил, что нужно обращаться непосредственно к сотрудникам такого учреждения, а не к его руководству, оценив, есть ли у такого специалиста необходимое оборудование.

 

Подготовила Екатерина Игумнова

«Юридическая газета»

Написать комментарий

Внимание! Если у Вас возникли вопросы, добро пожаловать в Центр Консультаций
Ваше имя:
Ваш комментарий:
Число с картинки:
     


СОБЫТИЯ ДНЯ
Вступил в силу «сухой» закон


НОВОСТИ
19.09.2012
18:34
Ставка рефинансирования увеличилась с 8 до 8,25 процентов
03.08.2012
18:34
Налоговикам запретили беспричинно блокировать счета
18:33
С 1 августа 2012 года вступила в действие поправка, связанная с изменением порядка подписи электронного счета-фактуры.
02.08.2012
14:52
За непроведение обязательного аудита придется заплатить штраф в размере 700 тыс. рублей
05.06.2012
17:52
Депутаты рассматривают новый порядок применения специальных налоговых режимов


ОПРОС РЕДАКЦИИ
Приглашаем принять участие в блиц-опросе по теме: «Конкурс законопроектов о противодействии налоговым злоупотреблениям»


ПРЕСС-РЕЛИЗЫ
Ассоциация юристов России Торгово-промышленная палата РФ
Goltsblat BLP сообщает о расширении налоговой практики в России/СНГ и назначении Евгения Тимофеева на должность партнера и ее руководителя
«Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и Magisters объединяются для создания крупнейшей юридической фирмы в СНГ
26 - 27 октября – Всероссийский Конгресс «Экономико-правовое регулирование инновационной деятельности 2011 Осень»
27-29 сентября – VI Всероссийский Конгресс «Управление государственной и муниципальной собственностью 2011 Осень»
«Коррупция и долги: анализ конкретных случаев и общих закономерностей»
27-29 октября – IV Международная конференция «Медиация – инвестиция в будущее»
12 сентября – «Разрешение международных коммерческих споров: страны СНГ»
25.07.2011
АБ «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» и «реал,- Гипермаркет» поддержали фонд «Подари Жизнь»
21.07.2011
ВТБ и АСВ подписали Генеральное соглашение о помощи Банку Москвы
О выборе банка-агента для выплаты страхового возмещения вкладчикам ОАО «РУСИЧ ЦЕНТР БАНК» и ООО КБ «РАТИБОР-БАНК»
О наступлении страхового случая в отношении ООО «АМТ БАНК»
Все пресс-релизы >>
Обслуживание компьютеров
Бухгалтерское обслуживание
Copyright © 2010 - 2013, еженедельная "Юридическая газета", тел (499) 611-70-07, info@yur-gazeta.ru
Небольшая качественная веб студия в Зеленограде. Компания www.dial-z.ru.  ~  Меховая одежда и одежа из кожи: шубы из норки, мутона.