Почему участники незаконных «прогулок» могут попасть под 212-ю статью УК

0
18

Конституция, как известно, — закон основной. И это определение в самом себе уже заключает вывод о том, что к нему, как кирпичи к фундаменту здания отечественного законодательства, постепенно будут пристраиваться другие законы.

Почему участники незаконных "прогулок" могут попасть под 212-ю статью УК

Поэтому к статье 31 «Граждане Российской Федерации имеют право собираться…» любому юристу сразу хочется поставить сразу три уточняющих вопроса: где? когда? как?

Ответы на эти вопросы имеются в специальном Законе «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Этот закон так много комментировали, что ответы стали «прописными истинами», умещающимися в один тезис, сформулированный Конституционным судом ровно 20 лет назад. Недопустимо проводить массовые мероприятия там и тогда, где и когда оказывается невозможным в связи с «необходимостью защиты публичных интересов». Причем высший судебный орган толкования законодательства еще тогда указал на невозможность создания некоего исчерпывающего списка таких интересов и связанных с их защитой обстоятельств.

А по каким правилам собираться, чтобы одни мирные граждане в запале не подрались с другими столь же мирными гражданами, — это проблема профессионалов. Рамки, шлемы, щиты (средства защиты!), в крайнем случае дубинки для тех, кто слов не понимает, но никакого членовредительства!

Заметим, что вопрос «для чего собираться?» в предмет статьи 31 Конституции, на первый взгляд, не входит. Но только на первый взгляд, поскольку многое из самых различных «для чего?» давно запрещено специальными законами, которые никому в здравом уме не придет в голову публично порицать. Как вам, например, понравится заявка на шествие криминальных авторитетов, митинг в поддержку фашизма или пикетирование в защиту геноцида в африканской Руанде? Вывод очевиден. Даже с самой нейтральной, с самой деидеологизированной, с самой формально-юридической точки зрения без учреждения государственного регулирования процессов любых крупных собраний граждан никак не обойтись.

Справедливость — золотой плод законности. Только конкретный закон, а не обобщенные «права», сколь угодно «общечеловеческие», — мерило справедливости

С главным разобрались. Само по себе государственное регулирование нашей Конституции не нарушает. А потому самоуправство граждан при реализации своих прав, предусмотренных статьей тридцать первой, ничем не обосновано и потому, как и любое другое самоуправство, совершенно недопустимо.

Что касается так называемых прогулок, которые вроде не подпадают под законодательство о собраниях, то на этот случай в Гражданском кодексе РФ есть статья 10, регулирующая пределы осуществления гражданских прав граждан. Строго говоря, Гражданский кодекс не регулирует вопросов митингов и демонстраций, но исходя из так называемой аналогии закона упоминание этой статьи ГК тут вполне уместно. А написано в ней о том, что «не допускаются действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)».

Называя шествие или демонстрацию «прогулками», организаторы как раз и действуют «в обход закона». Как они рассуждают?

— Закон демонстрацию без санкции не одобряет? Ладно, мы скажем, что просто гуляем и будем огульно обвинять тех, кто наводит порядок, в его же, порядка, нарушении.

Детский сад это, а не юридическая аргументация. Можно было бы привести массу похожих по мнимой наивности примеров из практики налоговых органов. Например, налогообложение передвижных торговых точек и стационарных ларьков различается в пользу торговли «с колес». И вот по всей стране появились киоски на колесах. Уж и колеса в землю вросли, часто двигатель разобран, канализация давно стационарная, чуть ли не пристройки начинают городить, а все декларируют перед налоговиками передвижную торговлю и потом очень обижаются, что те ее таковой не признают.

Так и в рассматриваемом случае. Как не назови публичное мероприятие — «прогулка», «концерт», «монстрация»…, если есть все признаки, указанные в определениях закона о собраниях, значит, мероприятие подпадает под действие этого закона.

Аналогичным образом трактуется законом и внезапное изменение изначально заявленной тематики и формы собраний.

— А это-то почему, если мы пришли митинговать «за все хорошее, против всего плохого»? Что в этом страшного? «Как хорошо, что все мы здесь сегодня собрались!» по любому поводу.

Иначе говоря, какая разница государству, с какой повесткой граждане митингуют?

Ответим вопросом на вопрос. Вы хотите жить в государстве, которому абсолютно безразлично, с какой целью его граждане массово выходят на улицу? Я — нет!

Упрощая, можно сказать, что сколько-нибудь обобщенной повестки уличных собраний не бывает. Это тот же обход закона, как с наименованием шествия — прогулкой. Кроме того, излишне обобщенная политическая повестка таит в себе опасность объединения в одной толпе противоборствующих политических сил, что всегда взрывоопасно. Аналогичным образом опасна и повестка, включающая в себя одновременно множество различных требований. С каждым новым требованием повышается общий «градус» всего собрания, а значит, растет и объем необходимых для обеспечения порядка мер безопасности.

 

Называя шествие или демонстрацию «прогулками», организаторы несанкционированных акций как раз и действуют в обход закона

И есть еще один момент, не всегда правильно оцениваемый участниками и комментаторами последних протестных митингов. Чем меньшую часть общества представляют участники конкретного митинга, тем более вероятен их конфликт с окружающим их миром, с политическими силами, придерживающимися других взглядов, а значит, опять же санкционирование таких мероприятий там, где хотелось бы маргиналам, упирается в вопросы безопасности.

Изложенные выше аргументы обычно парируются ошибочной ссылкой на якобы противоположную отечественной западную практику. Вот у них и шествуют, и гуляют, и митингуют — и якобы никого не уведомляют и не спрашивают!

Во-первых, у «них» свои законы, у нас — свои. У них своя правоприменительная практика, у нас — своя! По какой причине мы у себя должны кого-то копировать? Во-вторых, насчет того, что «там» митингуют без уведомлений и разрешений, — глубокое заблуждение! В США требования к манифестациям значительно разнообразнее, чем в России. В Вашингтоне требуется не согласование, а особое разрешение. И в Германии повсеместно требуется разрешение полиции, аналогично в Великобритании.

Вот во Франции и Бельгии действительно разрешения не требуется, достаточно уведомления за 3 дня. Как известно, Париж — колыбель ряда революций!

Именно Париж и Брюссель пылают регулярно, а Москва и Вашингтон — нет! И кто лучше управляет своей столицей? И где безопаснее живется?

Или нашей стране оказалось мало «великих потрясений» ради «великих целей»?

Вот, кстати, о целях. Цели-то какие у последних митингов? Программы-то какие? Из-за чего весь сыр-бор? Кому захотелось вырастить на наших бульварах семена «арабской весны» пополам с «майданом»?

Давайте по гамбургскому счету, по справедливости, о которой так много говорится в кругах, вращающихся вокруг последних митингов.

Абстрактная справедливость невозможна хотя бы потому, что она у каждого своя. С юридической точки зрения никакая справедливость невозможна без опоры на право как ее основу. Но само «право» находит выражение в законах, действующих в рамках государства, поскольку нет законов, обязательных для всего мира и каждого живущего на Земле человека. Поэтому можно сказать, что справедливость — золотой плод законности! Только конкретный закон, а не обобщенные «права», сколь угодно «общечеловеческие», есть мерило справедливости.

Соотнесение же отдельными группами граждан справедливости в обход закона непосредственно со своими реальными или предполагаемыми правами — прямой путь к революции. О любом божественном или, для атеистов, «общечеловеческом» праве политики и юристы спорят веками и не находят полного консенсуса. С таких споров о праве с отрицанием действующих законов начинались все перевороты. Кто-то для начала заводил общество рассуждениями о нарушении его прав, при этом наплевав на действующий закон. А период, когда не действует закон, называется беззаконием!

В контексте текущих событий, наплевав на закон о выборах, предполагающий судебную процедуру обжалования любых действий любой избирательной комиссий в трех судебных инстанциях, организаторы протеста требуют беззакония при регистрации кандидатов на, по сути, несущественных для них выборах. Замах-то, судя по политическим лозунгам, на государственную власть, не на московскую. Отсюда и иногородние рекруты. Никто не запрещает гражданину из Казани митинговать в Москве. Но в соответствии с законом.

А для пресечения революций в нашей стране действует свое особое мерило — Уголовный кодекс. И либеральными его статьи, направленные на защиту государства российского, никак не назовешь.

Как закон трактует массовые беспорядки

В УК есть специальная статья 212 «Массовые беспорядки». Признаками массовых беспорядков, среди ряда прочих более грозных, являются простое уничтожение имущества, любые поджоги, любое применение предметов, представляющих опасность для окружающих. Как видим, гражданин, бросивший мусорный бак в сотрудника Росгвардии, при наличии всех остальных признаков состава преступления может быть признан участником беспорядков по статье 212 УК с наказанием до 8 лет лишения свободы. Организатору беспорядков «светит» до 15 лет. Лицо, вовлекающее таких мальчишек в беспорядки, может быть выявлено и осуждено на 10 лет, а призывающее к участию в беспорядках и насилии — до 2 лет лишения свободы.

Получить уголовную судимость можно и за сам факт участия в несанкционированном митинге без всяких беспорядков. Правда, не сразу, а после двух привлечений к административной ответственности по ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях в течение последних 180 дней.

Для особо активных любителей потягаться с властью физической силой имеются статьи 317 и 318 УК, карающие за применение насилия к представителю власти и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов. Наказание несущественным никому не покажется. Срок лишения свободы до 20 лет.

Мальчишки будут годами сидеть по колониям, а идеологи протеста рассуждать перед микрофонами о несправедливости этого мира. Другого мира у нас для них нет, но мы вместе, в том числе и с ними, можем постепенно без всяких беспорядков исправлять мир существующий, конечно, несовершенный, конечно, далекий от идеала. Исправлять эволюционно, строго в рамках закона, в том числе закона о собраниях, митингах и всяческих «монстрациях» на любой вкус.

Источник

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code