За рамками банкротства: как взыскать убытки с конкурсного управляющего?

0
20

В настоящее время значительную долю в арбитражных судах составляют дела о взыскании убытков с конкурсных управляющих. При этом истцы пытаются взыскать убытки после того, как дело о банкротстве уже рассмотрено. Каковы перспективы таких требований, обстоятельства, входящие в предмет доказывания, и виды доказательств – изучим на примере дел из практики Арбитражного суда Иркутской области.

По делам указанной категории прослеживаются преимущественно четыре ситуации:

  • действия арбитражного управляющего (АУ) уже оспаривались в рамках дела о банкротстве и признавались правомерными;
  • действия АУ оспаривались в рамках дела о банкротстве и были признаны неправомерными;
  • АУ привлекался судом к административной ответственности за правонарушения, допущенные в процедурах банкротства, и истец пытался соответствующее решение представить как доказательство состава гражданского правонарушения в деле об убытках;
  • действия АУ вообще не оспаривались в рамках дела о банкротстве.

В банкротстве

Как показал анализ дел, действия АУ зачастую оспариваются в рамках дела о банкротстве. При этом подается отдельная жалоба либо вопрос о правомерности его действий разрешается при завершении в отношении должника конкурсного производства при рассмотрении вопросов о вознаграждении АУ и возмещении судебных расходов.

Если суд, рассматривающий дело о банкротстве, определит действия АУ как правомерные, то суд, рассматривающий дело об убытках, признает факт отсутствия неправомерных действий АУ преюдициальным, то есть не подлежащим доказыванию. При этом суд констатирует, что других доказательств причинения убытков неправомерными действиями АУ не представлено.

По делу № А19-12328/09-47-22, рассмотренному судом 17.09.2009, налоговый орган, обращаясь в суд с иском о взыскании убытков, указал, что ненадлежащее исполнение обязанностей АУ выразилось в непринятии мер по взысканию дебиторской задолженности и досрочному завершению процедуры конкурсного производства, что привело к взысканию денежных средств с налогового органа на оплату расходов за период конкурсного производства.

Судом по делу об убытках установлено, что в рамках дела о банкротстве суд признал жалобу налогового органа на действия АУ необоснованной, при этом налоговым органом доказательства, подтверждающие неисполнение обязанностей АУ и нарушение им прав и законных интересов должника и конкурсных кредиторов, не представлены.

Суд, рассматривающий дело об убытках, посчитал, что вступившими в законную силу судебными актами по делу о банкротстве подтверждено надлежащее исполнение АУ обязанностей, предусмотренных Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В силу ст. 69 АПК РФ это является преюдициальным при рассмотрении дела об убытках. Иные доказательства неисполнения ответчиком обязанностей АУ истцом в материалы дела не представлены, в связи с чем в удовлетворении иска о взыскании убытков отказано.

Есть ли ущерб?

Иногда суд, рассматривающий дело о банкротстве, признает действия (бездействие) АУ неправомерными. Однако в зависимости от того, повлекли ли эти неправомерные действия причинение ущерба истцу, в рамках дела об убытках суд отказывает либо удовлетворяет иск.

Предъявляя иск об убытках по делу от 25.11.2009 № А19-14723/09-22, налоговый орган указал, что в результате бездействия временного управляющего уполномоченному органу были причинены убытки в виде вынужденной оплаты вознаграждения конкурсному управляющему, расходов на публикацию в «Российской газете» и командировочных расходов.

Суд, рассматривающий дело об убытках, констатировал, что в рамках дела о банкротстве суд признал жалобу налогового органа на действия АУ обоснованной, так как установил наличие его вины в непредставлении к соответствующему сроку отчета о своей деятельности, вопреки положениям ст. 67 Закона о банкротстве.

Однако суд по делу об убытках посчитал, что истцом в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств наличия причинной связи между неправомерными действиями временного управляющего по непредставлению в срок отчета о своей деятельности и возложенными на уполномоченный орган расходами в рамках дела о банкротстве, в связи с чем в удовлетворении иска об убытках отказал.

По делу № A19-1366/10-22 (рассмотрено судом 27.02.2010) решение состоялось в пользу налогового органа, поскольку факт причинения убытков был установлен в деле о банкротстве.

Предъявляя иск об убытках, налоговый орган указал, что в результате ненадлежащего исполнения АУ своих обязанностей уполномоченному органу были причинены убытки в связи с уменьшением конкурсной массы и непогашением его требований.

Вступившим в законную силу определением суда в деле о банкротстве подтвержден факт ненадлежащего исполнения АУ обязанностей, возложенных на него федеральным законом, и причинение убытков единственному кредитору – налоговому органу. В мотивировочной части определения отмечено, что списанием с бухгалтерского учета должника без согласия кредитора автотранспортных средств и другого движимого имущества (по шести инвентаризационным описям) в нарушение ст. 60, 139 Закона о банкротстве АУ причинил кредитору убытки.

Суд, рассматривающий иск об убытках, ссылаясь на преюдициальность вступившего в законную силу определения суда по делу о банкротстве, которым в действиях АУ установлен состав гражданского правонарушения, взыскал убытки в пользу налогового органа.

Кто старое помянет…

Иногда в деле об убытках в качестве доказательств совершения АУ неправомерных действий истец указывает на факт привлечения АУ к административной ответственности.

По делу от 10.03.2010 № А19-1674/10-22, предъявляя исковые требования, налоговый орган указал, что АУ при оплате труда работникам, принятым на работу в ходе конкурсного производства, не производил предусмотренных законодательством удержаний, не соблюдал очередности удовлетворения требований по текущим платежам. В результате неправомерных действий АУ текущая задолженность в бюджет не была погашена, что повлекло убытки.

Из материалов дела следовало, что решением суда АУ привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, в виде административного штрафа. При принятии решения суд констатировал, что АУ нарушил требования п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве, возлагавшего на него обязанность ежемесячно представлять отчеты собранию кредиторов.

Между тем правила об очередности погашения требований, которые, по мнению налогового органа, были нарушены АУ, что повлекло причинение уполномоченному органу убытков, закреплены ст. 134 Закона о банкротстве.

Однако в рамках дела о банкротстве налоговым органом не заявлялось и судебным актом не подтверждалось наличие нарушений и несоблюдение АУ требований, оговоренных упомянутой статьей.

Истцом не представлены суду доказательства того, что в рамках дела о банкротстве уполномоченный орган обращался с жалобами на действия (бездействие) конкурсного управляющего, ставил вопрос о его отстранении от должности.

Так, завершая конкурсное производство в отношении должника, арбитражный суд вступившим в законную силу определением факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей АУ не установил. Суд также указал, что отчет об использовании денежных средств был утвержден собранием кредиторов и все мероприятия и действия по завершению конкурсного производства АУ выполнены.

Итак, вступившим в законную силу судебным актом в деле о банкротстве подтверждено надлежащее исполнение АУ обязанностей, прописанных в Законе о банкротстве, что является преюдициальным при рассмотрении дела об убытках. Иные доказательства неисполнения либо ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей АУ истцом в материалы дела не представлены.

Доказательства в деле об убытках

В некоторых случаях действия (бездействие) АУ в рамках дела о банкротстве вообще не оспариваются, при этом в зависимости от того, представляет ли истец доказательства причинения ему убытков, суд удовлетворяет иск либо отказывает в этом.

По делу № А19-2763/10-16, рассмотренному судом 19.05.2010, предъявляя исковые требования, истец указал, что в качестве убытков расценивает невыплаченный АУ материальный ущерб и моральный вред, причиненные истцу по вине должника и не возмещенные истцу по вине АУ, который не включил истца в реестр требований кредиторов в ходе рассмотрения дела о банкротстве.

Как следовало из материалов дела, решением мирового судьи с должника в пользу истца взыскан материальный ущерб и компенсация морального вреда. Решением арбитражного суда должник признан банкротом, назначен конкурсный управляющий, к которому истец обратился с заявлением о включении его в реестр кредиторов. В арбитражный суд кредитор также представил заявление, содержащее информацию о вынесении в его пользу решения мирового судьи о взыскании с должника ущерба.

Арбитражный суд направил данное заявление АУ с предложением рассмотреть его по существу и сообщить о принятых мерах заявителю и в суд, который никаких мер не принял. Конкурсное производство было завершено, кредитор в реестр требований кредиторов так и не был включен.

Суд, рассматривающий дело о банкротстве, посчитал факт совершения АУ гражданского правонарушения доказанным истцом, поскольку арбитражным судом в деле о банкротстве были приняты меры для выяснения обоснованности требования кредитора путем направления заявления конкурсному управляющему, который не произвел надлежащих действий.

Суд заключил, что АУ должен был принять во внимание личность кредитора, который, будучи престарелым человеком, не обладал юридическими познаниями и мог быть введен в заблуждение, полагая, что включение его в реестр кредиторов состоялось в связи с подачей им перечисленных заявлений в арбитражный суд и конкурсному управляющему. Арбитражный суд не смог включить кредитора по его заявлению в реестр ввиду отсутствия исполнительного листа (который в это время находился у АУ, так как был передан ему судебным приставом-исполнителем. Исполнительный лист не был представлен АУ в арбитражный суд либо возвращен взыскателю (для подачи в арбитражный суд), но оставался у конкурсного управляющего до даты завершения конкурсного производства.

В большинстве случаев истцы в рамках дела об убытках не доказывают наличие в действиях АУ состава гражданского правонарушения, поэтому в удовлетворении заявленных требований им отказывают.

Взыскать судебные расходы

Популярны также иски налоговых органов о взыскании с АУ судебных расходов, под которыми подразумевают:

  • вознаграждение конкурсного управляющего, выплаченное судом при рассмотрении дела о банкротстве;
  • расходы на опубликование сведений в порядке, закрепленном ст. 28 Закона о банкротстве;
  • расходы на привлечение в процедуры банкротства различных специалистов: бухгалтеров, аудиторов, юристов.

В настоящее время при принятии решений по делам такого рода АС Иркутской области исходит из того, что статус судебных расходов определен Законом о банкротстве, указанные расходы взысканы с налогового органа в порядке, предусмотренном Законом, поэтому имеют процессуальную природу, что исключает возможность квалифицировать их как убытки по ст. 15 ГК РФ.

По делу от 18.10.2010 № А19-18258/10-23 налоговый орган обратился к АУ с требованием о взыскании убытков в виде присужденной судом в деле о банкротстве к выплате конкурсному управляющему суммы вознаграждения за счет налогового органа.

Рассматривая иск об убытках, суд руководствовался ч. 1 ст. 26 Закона о банкротстве, в которой сказано, что размер вознаграждения АУ за каждый месяц осуществления им своих полномочий определяется кредитором (собранием кредиторов) и утверждается арбитражным судом, а также ст. 59 Закона. В силу этой статьи вопросы распределения расходов на выплату вознаграждения АУ разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

Следовательно, по смыслу Закона процедура присуждения судом АУ вознаграждения за осуществление им своих полномочий носит процессуальный характер, а взысканная сумма принадлежит к категории процессуальных расходов. А значит, правильность присуждения вознаграждения может быть проверена исключительно судом и в закрепленном законом порядке (процедуре), путем обжалования судебного акта, в котором разрешен вопрос о судебных расходах. Суд расценил выбранный налоговым органом способ защиты как злоупотребление правом.

Неправомерное бездействие

Судом также рассматриваются дела по искам налоговых органов, которые считают, что убытки причинены им неправомерным бездействием АУ, который, зная о недостаточности имущества у должника для осуществления дальнейших процедур банкротства, не обратился в суд за прекращением производства по делу, что повлекло продолжение рассмотрения дела судом и увеличение судебных расходов по выплате вознаграждения АУ.

По делу № А19-10976/09-23 (рассмотрено 31.07.2009) суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований по причине недоказанности налоговым органом факта совершения АУ гражданского правонарушения, сослался в том числе на п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 22 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве», действующего на момент рассмотрения дела. Согласно данной норме дело о банкротстве подлежит прекращению при наличии одновременно двух условий: недостаточности имущества должника и отсутствия или недостаточности финансирования заявителем, АУ или иным лицом процедур банкротства.

Суд обнаружил, что в деле о банкротстве финансирование всех процедур банкротства должника осуществлялось АУ за счет собственных средств и заявление об их отсутствии либо недостаточности от него не поступало. Не подавалось в суд и заявление налогового органа о невозможности дальнейшего финансирования банкротства должника и прекращении в этой связи производства по делу.

То есть причиной отнесения судом на налоговый орган судебных расходов по делу и расходов на выплату вознаграждения АУ, квалифицированных истцом как убытки, стало бездействие самого органа, который не явился на первое собрание кредиторов и не обратился к суду с соответствующим заявлением. С учетом изложенного судом в иске отказано.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» признано утратившим силу Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 22.

С принятием Постановления № 91 выработался несколько иной подход надзорной инстанции к определению условий, при которых дело о банкротстве подлежит прекращению. В настоящий момент речь идет только об одном таком условии – недостаточности имущества должника. При отсутствии имущества у должника АУ обязан обратиться в суд с заявлением о прекращении производства по делу, иначе он будет должен возместить убытки. При этом в качестве убытков надзорная инстанция рассматривает только расходы на оплату вознаграждения привлеченным в процедуры банкротства лицам, оказывающим услуги.

Помощь со стороны

В практике АС Иркутской области встречаются дела, по которым суд удовлетворяет иски налоговых органов о взыскании убытков с временных управляющих, необоснованно привлекавших в процедуры банкротства специалистов.

В силу пункта 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве при привлечении в процедуры банкротства специалистов АУ обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать названных лиц лишь тогда, когда это обоснованно.

Однако злоупотребление АУ в этой части своими полномочиями не редкость. Доказав факт недобросовестного поведения АУ при привлечении специалистов, налоговый орган может взыскать с него убытки.

По делу от 27.02.2008 № А19-16455/07-22-23 в обоснование требования о взыскании убытков налоговый орган указал, что конкурсный управляющий недобросовестно и неразумно расходовал входящие в конкурсную массу денежные средства путем заключения договоров на привлечение помощника, делопроизводителя (курьера), оказание юридических и бухгалтерских услуг и выплаты перечисленным лицам вознаграждения.

Судом по делу об убытках учтено в качестве преюдициального определение арбитражного суда, принятое в рамках дела о банкротстве, которым подтверждено недобросовестное и неразумное расходование денежных средств из конкурсной массы должника в форме вознаграждения, выплаченного контрагентам по различным договорам на оказание услуг. Неполучение налоговым органом денежных средств в результате ненадлежащего исполнения АУ своих обязанностей в силу ч. 2 ст. 15 ГК РФ суд расценил как причинение ему убытков.

Анализ интересующей нас категории дел свидетельствует, что защита нарушенного права при помощи взыскания с арбитражного управляющего убытков вне рамок дела о банкротстве малоэффективна.

Предъявляя подобные требования, истцы, во-первых, не достигают своей цели, а во-вторых, загромождают суд исками без доказательств, что не способствует снижению и без того высокой нагрузки на арбитражные суды. Предъявителям таких исков целесообразно пересмотреть свой подход и принимать более эффективные меры для защиты собственных интересов непосредственно при рассмотрении дела о банкротстве, а не после завершения процедур.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code