Мыши съели вещдоки

0
11

Из представителей рода Mus, наиболее известна Mus musculus Linnaeus или просто домовая мышь. Самое любопытное: длина хвоста 6- 10,5 см., морда, несколько укорочена, уши довольно большие, округлые. Конечно, это известно каждому сотруднику ОВД. Распространение охватывает практически весь земной шар; во всяком случае, за малым исключением, все места, где обитает человек. Размножение продолжается круглый год до пяти, иногда даже больше пометов. Домовая мышь активна круглосуточно. Вот здесь, возьму на себя смелость утверждать, что распространенность и плодовитость мышей, мало кому известна, в том числе и сотрудникам ОВД.

А. был задержан при проведении «контрольной закупки» в г. Ростове- на- Дону. Ему было предъявлено обвинение по 5 эпизодам сбыта смеси семян мака с маковой соломой, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере- по ч. 2 ст. 228-1 УК РФ. Итак, пять раз, т.е. пять названных статей Уголовного кодекса. Наказание по данной статье- от 5 до 12 лет лишения свободы.

В ОВД есть сотрудник, производящий предварительное расследование, его называют следователем. Еще в ОВД есть сотрудник, которому следователь передает на хранение вещественные доказательства по делу ( в по настоящему делу смесь семян мака и маковой соломы), его зовут старшиной. Также в ОВД есть сотрудники, которые помогают следователю и старшине, их называют оперативные работники. Из материалов дела следовало, что около 20 полиэтиленовых пакетов, содержащих указанную смесь, оперативные работники передали следователю, а последний –старшине на хранение.

События происходили летом. Как я уже заметил, люди осведомлены, что мыши плодовиты и активны круглосуточно. Поэтому несложно представить чувств восторга, которое охватило все мышиное население, предки которого происходили от грызунов, обитавших все в тех же «парамоновских складах» еще до революции 1917 года. Одним словом, на момент ознакомления с материалами уголовного дела, а эти события происходили уже осенью, перед унылым взором защиты и А. предстала еще более печальная картина истребления вещественных доказательств. Самое любопытное, что в количественном и весовом измерениях вряд ли произошли изменения, так как зернышки мышиного помета имеют внешнюю схожесть с зернами мака. Увы, это не относится к качественному постоянству, ибо о гастрономической схожести помета и пищевого мака говорить не приходится, настолько они различны. Если Вы забыли, как пахнут мыши, посетите один из магазинов города, расположенный на первом этаже многоэтажного здания. У меня точно по месту жительства такой есть, но, увы я не занимаюсь рекламой, поэтому не буду его называть. Ведь мы пришли знакомиться с вещественными доказательствами, которые наполовину съели мыши.

Не столь, наверно, печально, что мыши съели мак. Главное другое, мыши наполовину изгрызли бирки, которыми были опечатаны полиэтиленовые пакеты, простите, вернее все то, что от них осталось. Собственно эти бирки интересовали защиту. Как известно, бирка подписывается двумя понятыми. Понятые- это не следователь и не старшина и даже не оперативные работники. Понятой — это гражданский человек, т.е. из народа, который призван удостоверить факт, результаты и содержание проводимых действий. За редким исключением, ни одно уголовное дело в России не расследуется без того, чтобы не привлекались понятые. Почему защиту так заинтересовали эти кусочки бумаги, именуемые бирками? Причин несколько. Каждая по-своему весома, так как объективна.

Во- первых, я не первый, из адвокатов, участвующий в делах такой категории, обратил внимание на частоту мелькания одной и той же фамилии в разных делах такой категории. Однажды, я прочитал, а в суде познакомился с понятым Понятливым по одному делу, по другому- Понятливый уже выступает в роли закупщика наркотиков, в третьем деле- он же Понятливый при виде сотрудников ОВД проникается таким сознанием, что бежит им навстречу и сдает, только что купленные наркотики, указывая на того у кого купил. На вас еще не показывали? Ну, и хорошо. Как говорят, спи спокойно, дорогой товарищ… Будучи не совсем понятливой, защита и заинтересовалась таким понятым Понятливым. Имею право. Тем более, когда рядом унылый взор твоего подзащитного.

Во- вторых, основания такого рода процессуальной принципиальности, в самом процессуальном кодексе, который называет защитника- лицом, осуществляющим защиту прав обвиняемого и оказывающим ему юридическую помощь. А оснований для оказания помощи в этом деле накопилось более чем достаточно.

Профессионалу юристу знакомо это чувство. Его переживают даже начинающие следователи. Это чувство справедливости, облаченное, нет… нет не путать,- в формализованную юридическую конструкцию, установленную все тем же процессуальным кодексом. В этом деле, вот именно, так надо изымать вещественные доказательства, чтобы они такими являлись и никак иначе. Нарушение процессуального закона при изъятии и исследовании вещественных доказательств должно приводить к признанию никчемности затраченных усилий, всех производных доказательств, полученных на основе вещественных доказательств, допустимость и относимость которых к материалам настоящего уголовного дела, вызывает сомнения. Не мои слова, это из книги одного из судей. В данном случае речь идет об экспертизе, которая обнаружила в маке смесь маковой соломы.

Вопросы, которые сподвигли защиту обратить внимание на бирки. Почему в деле отсутствуют документы, которыми вещественные доказательства направлялись на исследование специалисту? Почему специалист, приняв наркотики на исследование, не описал, что получил? Про бирки уже молчу. Какие материалы дела свидетельствуют- вот это вещество, именно изъятое у А., направлялось специалисту, вот в таком виде, в такой упаковке, возвращено? Где те упаковки, в которые помещалось вещество при изъятии ( как это описано в первичных протоколах)? Почему упаковки, в которые помещалось вещество при изъятии, отличается от тех, которые были переданы уже не специалисту, а эксперту?

Вот где посмотреть бирки, подписи понятых. Увы, повторное ознакомление с материалами дела, события происходили уже зимой, ясности не дополнили. Мыши продолжили свое дело. Теперь они уже уничтожали не только вещественные доказательства, но, свидетельствуя юридическим языком, времен развитого социализма и раннего капитализма, вели себя цинично выражали явное неуважение к процессуальному кодексу, в ой его части, которая касается вещественных доказательств. Следствие, молча, взирало на безобразие творимое мышами.

Совершенно ясно, что весной, к началу судебного разбирательства, все что можно было съесть мыши съели. Настоящий шок зашита испытала, когда вещественные доказательства были представлены на обозрение в суд. Была надежда увидеть основных виновников этого безобразия- ушастых, и поговорить с ними на тему недопущения дальнейшего безобразия. К моему удивлению в большом картонном ящике, молча посапывая, сидело десятка два –три усатые тараканов, размер которых равнялся длине мышиного хвоста.( см.выше). Прокурор здесь же представил, суд приобщил справку об уничтожении вещественных доказательств.

В судебном заседании защитой заявлено ходатайство о признании недопустимыми доказательствами. Основанием для заявления такого рода ходатайства послужила процессуальная трансформация вещественных доказательств. Начало такого видоизменения было положено несоблюдением порядка фиксации, оформления и документирования вещественных доказательств- наркотических средств. Отсутствие со стороны органа предварительного следствия желания соблюдать процессуальные нормы, устанавливающие такой порядок, чему имелись многочисленные объективные свидетельства.

Приговором Пролетарского районного суда г. Ростова- на- Дону А. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч.3-228-2 ч.1 ( покушение на незаконный сбыт наркотического вещества), 30 ч.1-228-2 ч. 1 ( приготовление к незаконному сбыту наркотического вещества)УК РФ и осужден к 4 годам 1 месяцу лишения свободы.

Судом А. был оправдан по 3 эпизодам обвинения. Суд исключил из обвинения А. такие квалифицирующие признаки, как сбыт группой лиц по предварительному сговору, сбыт в крупном размере. Действия А. были переквалифицированы с ч. 2 ст. 228-1 на ч. 1 ст. 228 УК РФ ( наказание за данное преступление- от 4до 8 лет лишения свободы).

Из приговора: « Указание стороны защиты на то, что представленные в суд на обозрение вещественные доказательства ( наркотические средства) фактически уничтожены и, следовательно, их из числа доказательств надлежит исключить, равно как и все сопутствующие вещественным доказательствам процессуальные документы, по мнению суда, является необоснованным, поскольку повреждены вещественные доказательства были непреднамеренно, ранее, когда они были целыми, они надлежащим образом осматривались и фиксировались, что и отражено в материалах дела»

Зашита понимает это буквально. Если непреднамеренно, то вещественные доказательства можно уничтожать еще до суда, до вступления приговора в силу, т.е. на этапе предварительного следствии. Главное, чтобы эти вещественные доказательства были осмотрены на предварительном следствии, тем же следователем. А защите и суду не обязательно их осматривать.

Любопытно и другое. В протоколе осмотра вещественных доказательств, изготовленном следователем, бирки не описаны. Их как бы нет. Может они и не нужны? А как быть с уголовно процессуальным законом, с Кодексом, статья 284 УПК РФ « Осмотр вещественных доказательств проводится в любой момент судебного следствия по ходатайству стороны. Лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие существенное значение для уголовного дела»? Отменить статью? Впрочем, ее съели мыши. Нет статьи.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code