И тебя вылечат!

0
135

В настоящее время на лечении находятся около 24 тысяч лиц, к которым применены принудительные меры медицинского характера. При рассмотрении соответствующих дел у судов возникает много вопросов, ответы на которые порой нельзя найти ни в одном документе. В связи с этим Пленум Верховного Cуда РФ принял Постановление от 07.04.2011 № 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера», которое специально для «Юридической газеты» комментирует секретарь Пленума, судья ВС РФ, доктор юридических наук, заслуженный юрист России Владимир Васильевич ДОРОШКОВ.

— Владимир Васильевич, расскажите, пожалуйста, чем обусловлено принятие данного Постановления?

— Последнее разъяснение по данному вопросу было принято еще Пленумом Верховного Суда СССР в 1984 году. С того момента коренным образом изменилось не только уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, но и концептуальный подход к проблеме обеспечения прав лиц, страдающих психическими расстройствами. Реализованы меры по преодолению проявлений так называемой карательной медицины, в частности, принял другой вид подход законодателя к обеспечению права лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лично осуществлять свои процессуальные права в ходе судебного разбирательства и на других стадиях уголовного процесса.

Кроме того, за годы, прошедшие после принятия Постановления 1984 года, у судов возникло множество вопросов, требовавших единообразного толкования и разъяснения. В связи с этим было подготовлено и принято Постановление Пленума от 07.04.2011 № 6. В нем, к сожалению, нашли разрешение не все вопросы судебной практики. Это произошло в том числе из-за недостатков законодательства, регулирующего вопросы назначения и исполнения принудительных мер медицинского характера.

В ходе подготовки Постановления № 6 предпринимались попытки сформулировать разъяснения по отдельным вопросам, но они сводились к необходимости выработать новые правовые нормы, что находится за пределами полномочий Пленума ВС РФ. Несомненно, деятельность Верховного Суда в данном направлении продолжится, но осуществляться она будет в иных формах – в рамках подготовки предложений по совершенствованию действующего законодательства и публикации в Бюллетене Верховного Суда РФ конкретных решений из судебной практики, имеющих прецедентный характер.

— При назначении лечения подсудимый не несет уголовной ответственности за преступление. В таком случае какова цель назначения принудительных мер медицинского характера?

— Пленум в своем Постановлении лишь подтвердил положения уголовного закона по данному вопросу.

Так, в статье 43 УК РФ названы три цели применения наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. В то же время согласно положениям статьи 98 УК РФ цели применения принудительных мер медицинского характера следующие:

1) излечение лиц, совершивших деяние в состоянии невменяемости, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, либо улучшение их психического состояния;

2) предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.

Таким образом, основная задача применения мер медицинского характера – лечение, улучшение психического состояния больного, а не исправление виновного в совершении преступления путем назначения соответствующих мер наказания.

— Как поступить суду, если в ходе проведения экспертизы выяснится, что эксперты не могут дать окончательное заключение о психическом состоянии обвиняемого?

— Иногда при проведении судебно-психиатрической экспертизы в ходе судебного разбирательства выясняется, что у подсудимого наступило временное психическое расстройство (так называемое реактивное состояние, препятствующее определению его психического состояния в момент совершения преступления). В подобной ситуации суд не может решить вопрос ни об осуждении лица, которое могло на момент совершения преступления быть невменяемым, ни о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

— Раз суд не знает, как поступить в такой ситуации, значит, существует некий пробел в законодательстве?

— Ранее Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 13.06.85 предусматривалась необходимость применения к таким лицам принудительных мер медицинского характера. Однако в 1991 году это Постановление было отменено и образовался правовой вакуум, который может быть заполнен лишь законодательным путем. В связи с этим Пленум рекомендовал судам в подобных обстоятельствах в соответствии с частью 3 статьи 253 УПК РФ приостанавливать уголовное дело.

Были предложения об освобождении такого лица не от уголовной ответственности, а от наказания с обязательным указанием в резолютивной части постановления о том, что принудительные меры медицинского характера назначаются такому лицу до выхода его из болезненного состояния с последующим направлением на экспертизу для решения диагностических и экспертных вопросов, поскольку данное решение не противоречит положениям части 1 статьи 446 УПК РФ.

— Если законный представитель действует в ущерб интересам представляемого им лица, он отстраняется судом от участия в деле (пункт 11 Постановления № 6). Кто может требовать отстранения представителя?

— Исходя из принципов уголовного судопроизводства, вопрос об отстранении от участия в деле законного представителя, действующего в ущерб интересам представляемого, решается в ходе судебного разбирательства и может быть инициирован любым участником судебного разбирательства, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, а также судом. Решение по этому ходатайству мотивируется и принимается судом после выслушивания мнения сторон.

— Владимир Васильевич, если психическое расстройство обнаружат уже у осужденного лица, кто сможет «заменить» ему содержание под стражей на принудительное лечение?

— В отношении лиц, отбывающих наказание, применяются нормы не только УПК РФ, но и УИК РФ. Вопрос об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением психического нездоровья, препятствующего отбыванию наказания, в силу положений статьи 81 УК РФ окончательно решается только судом. На основании статьи 175 УИК РФ ходатайство о таком освобождении подается через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. Этот вопрос также рассматривается по представлению начальника учреждения или органа при наличии соответствующего медицинского заключения. Все материалы проверяются и исследуются судом в порядке, предусмотренном статьей 399 УПК РФ. При сомнениях в наличии психического заболевания суд может назначить повторное исследование состояния осужденного и проверить обоснованность медицинского заключения. Освобождая такого осужденного от отбывания наказания, суд вправе назначить ему принудительные меры медицинского характера.

— Предположим, подсудимый был здоров, но потом у него возникло психическое расстройство. Если его отправят на принудительное лечение, а потом он выздоровеет, будет ли в дальнейшем расследоваться его дело?

— Ситуация, в которой лицо совершило преступление, будучи вменяемым, но после этого у него возникло психическое расстройство, получила разъяснение в пункте 31 обсуждаемого Постановления Пленума.

Такая мера применялась судом на основании не обвинительного заключения, а постановления следователя. Поэтому после выздоровления такого лица суд должен возобновить производство по делу и направить его для производства предварительного расследования в общем порядке.

— Как будет засчитываться время, которое подсудимый провел на лечении?

— Вопрос о зачете времени, проведенного лицом, у которого наступило психическое расстройство после совершения преступления, в психиатрическом стационаре, в срок наказания может быть решен лишь после назначения вида и размера такого наказания. Кроме того, не стоит забывать, что без установления вины данного лица в совершении преступления нельзя рассмотреть гражданский иск.

— Кому принятие данного Постановления принесет больше пользы – судам или психически больным гражданам?

— Постановление Пленума направлено в первую очередь на защиту прав людей с психическими расстройствами, в том числе совершивших преступление. Что касается полезности, я думаю, оно облегчит работу судам и снимет ранее возникавшие вопросы при вынесении решений о назначении, продлении, изменении и прекращении применения мер принудительного медицинского характера. А это поможет как судьям, так и гражданам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code