Надзор, еще надзор!

0
54

По замыслу инициаторов законопроекта, поступающего на рассмотрение в Госдуму уже грядущей осенью, новый орган правосудия уровняет силы Генеральной прокуратуры РФ и Следственного комитета РФ, противоборство между которыми постоянно усиливается. Кроме того, законопроект призван реанимировать прокуратуру, сдавшую свои позиции после реформы уголовного процесса. Независимые прокуроры получат право на возбуждение и самостоятельное расследование дел, связанных с преступлениями в высшем эшелоне власти. Противники института убеждены – его появление станет прямым доказательством некомпетентности существующих прокуроров.

Силовики лишатся монополии?

Глава 52 действующего УПК РФ предусматривает особый порядок возбуждения уголовных дел и привлечения к уголовной ответственности в отношении так называемых спецсубъектов, то есть лиц, выполняющих важные должностные обязанности и в силу этого пользующихся определенными процессуальными иммунитетами. Предварительное расследование уголовных дел с участием высокопоставленных подозреваемых и обвиняемых проводится следователями СК – в отношении как прокуроров, так и самих чинов СК. Положение это делает работу органов СК неподконтрольной прокуратуре, превращая функции последней в церемониальные, считают специалисты. Ежели добавить к этому серьезные сомнения в объективности следствия по отношению, например, к своему бывшему начальству, картина вырисовывается довольно мрачная.

Повысить качество рассмотрения дел, касающихся высшего руководства государства, можно путем внедрения нового независимого коллегиального органа правосудия, заявил председатель Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Анатолий Лысков.

Как предлагает сенатор, институт независимого прокурора (коллегия уполномоченных прокуроров) мог бы состоять из 17 членов, назначаемых на 8 лет и имеющих статус заместителей Генпрокурора. Стать независимым прокурором смог бы любой заслуженный юрист, имеющий опыт проведения следственных мероприятий, но уже не работающий в правоохранительной системе.

Право назначать и освобождать от занимаемой должности предполагается оставить за Советом Федерации как за органом, ответственным за формирование института Генерального прокурора. При этом выдвигать членов коллегии смогут президент, а также сами сенаторы и Госдума (по пять кандидатов). Еще двух прокуроров мог бы представить Уполномоченный по правам человека в РФ.

По словам А. Лыскова, институт независимых прокуроров поможет парламенту контролировать деятельность высших чиновников. Заодно он позволит избежать монополии следственных органов на возбуждение и расследование дела. Уже осенью авторы идеи обещают организовать на своем сайте открытое обсуждение законопроекта, а впоследствии направить свое детище на рассмотрение российского парламента.

Лучшее – враг хорошего

Впрочем, депутаты пока не готовы проводить работу над ошибками, которые, по мнению сената, были допущены при разработке процессуальной реформы. Так, заместитель председателя Комитета по гражданскому, уголовному и арбитражному законодательству Госдумы РФ Андрей Назаров призывает не внедрять новый институт до тех пор, пока не сложится объективная картина функционирования действующей системы.

– СК полноценно работает всего несколько месяцев. Говорить о каких-то результатах, в том числе отрицательных, пока рано. Основная функция прокуратуры – надзирать за соблюдением закона, и для этого вполне достаточно возможностей. Но если вновь наделить прокуратуру следственными полномочиями, пусть и по ограниченному перечню дел, кто будет надзирать за деятельностью прокуроров? Мы снова вернемся в замкнутый круг. Кроме того, проводимая сегодня реформа призвана оптимизировать и минимизировать структуру правоохранительных органов. Вряд ли нам нужна дополнительная надстройка в виде еще одной прокуратуры.

Действительно, неутешительные данные (сегодня насчитывается более 5 млн сотрудников правоохранительного аппарата) уводят мысли в экономическое русло.

– Юристы, особенно высококвалифицированные, – дорогостоящие специалисты, – напоминает д. ю. н., декан факультета политологии и права им. Г.В. Плеханова Елена Багреева. – Поэтому прежде всего стоит поразмыслить, из чьего кармана будут оплачиваться расходы на новый институт. Проще, может, организовать на эти деньги курсы повышения квалификации для действующих сотрудников, которым, видимо, недостает компетенции для осуществления правосудия? Президенту не стоит поощрять ведомственные междоусобицы. Не сегодня-завтра и регионы начнут мирить прокуратуру со следствием, везде будем вводить арбитров? Наша страна и так богата законами, которые не исполняются, и структурами, которые не работают.

Бессмысленно плодить бесконечные карательные органы, вместо того чтобы озаботиться повышением правовой культуры в обществе и среди чиновников.

Создание еще более неподконтрольного органа расследования, стоящего и над СК, и над прокуратурой, лишь осложнит ситуацию, убеждена начальник Центра по совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального законодательства и исследованию проблем расследования преступлений НИИ МВД России Ольга Цоколова.

– Более приемлемыми представляются предложения об исключении института спецсубъектов из уголовного процесса и установление обычной «предметной» подследственности, которая определяется по квалификации преступления в отношении любых подозреваемых и обвиняемых независимо от занимаемой должности.

Все решат кадры

Но как независимым прокурорам сохранить независимость? Пожалуй, это главный вопрос в случае принятия закона о новом институте.

– Поскольку специфика разбираемых дел будет связана с политикой, очень важно, чтобы прокуроры смогли устоять под давлением политических структур и исполнительной власти, – подчеркивает д. ю. н, президент фонда «Правовые технологии XXI века», бывший Генеральный прокурор РФ Юрий Скуратов. – Это зависит в первую очередь от людей, которые займут должности, от поддержки президента и, конечно, от общественного мнения. Сейчас ведь в России решается вопрос, кто кого победит: коррупция страну или государство коррупцию. Пока сила на стороне последней. Поэтому необходимо использовать все возможности для истребления преступности в высшем эшелоне власти. Сегодня прокуратура дискредитировала себя и ее уже нельзя назвать сильным, независимым органом правосудия. Свои широкие полномочия прокуроры использовали для решения коррупционных вопросов, надзор перестал быть объективным и свободным от влияния чиновников. Создание института поможет в мягкой форме исправить те ошибки, которые были допущены.

– Должен быть четко урегулирован механизм отбора кадров, основанный на системе сдержек и противовесов, дабы исключить лоббирование интересов одной из ветвей власти, – убежден директор Института прав человека, правозащитник Валентин Гефтер. – Хорошо, если бы гражданское общество смогло участвовать в выдвижении кандидатов. Например, через Общественную палату РФ. Важно, чтобы институт не превратился в постоянного арбитра в спорах между конфликтующими ведомствами. Независимый прокурор – институт чрезвычайный, а не ежедневный, прибегать к его услугам следует только в особых случаях.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code