Принуждение к экспорту: поддержка зеленой энергетики ниже ожиданий

0
40

Принуждение к экспорту: поддержка зеленой энергетики ниже ожиданий

Первый этап поддержки возобновляемой энергетики в России, по сути, завершился. Как мы уже сообщали, в июне прошел заключительный конкурсный отбор в рамках программы строительства ветряных и солнечных электростанций в нашей стране: эти последние отборы соответствуют запуску возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в 2024 году.

Поэтому на повестке дня уже новая программа поддержки для возобновляемой энергетики — на 2025-2035 годы. При благоприятном развитии событий она должна стать и последней: ожидается, что к 2035 году наши ВИЭ уже окрепнут и не будут нуждаться в поддержке. Впрочем, за счет того что длительность гарантированных платежей составляет 15 лет, последние платежи (для объектов, запущенных в 2035 году) перестанут выплачиваться только в 2050 году. Так что история эта долгая, а все эти годы деньги на поддержку будут традиционно взиматься со всего энергорынка. Поэтому критики (в основном это крупные потребители энергии) призывали вообще отказаться от таких механизмов, а лоббисты сектора — напротив, увеличить объемы поддержки. В результате решение было принято компромиссное: поддержка новой ВИЭ-генерации состоится, но ее объем (по предварительным данным) окажется относительно невелик.

Здесь стоит напомнить, откуда берутся деньги. Это высвобождающиеся средства от предыдущих программ как в традиционной, так и в возобновляемой энергетике. Вот этот «пирог» и делят все участники рынка — и тепловые станции (под новые программы модернизации), и АЭС, и ВИЭ. На этом фоне существует задача сдерживания тарифов на электроэнергию хотя бы на уровне инфляции (а еще есть и сети, у которых свои проблемы), поэтому суммарная нагрузка новых программ на рынок в любом случае ограничена.

Если сравнить новую (пока это проект) и старую программы поддержки, то они окажутся очень похожи по объемам и пропорциям между видами возобновляемых источников. Старая программа, завершающаяся в 2024 году (отборы по ней закончены, стройки и запуски объектов вовсю идут), предполагает установку пяти с половиной гигаватт возобновляемой энергии (из них почти 60 процентов — ветряки, остальное солнце и небольшая часть малых ГЭС). Новая (2025-2035 годы) рассчитана на пять гигаватт (из них ветряки занимают около 70 процентов, почти все остальное — солнце и также немного малых ГЭС).

Читайте также:  Госстат подтвердил замедление роста ВВП в третьем квартале до 2,8%

Так или иначе, участники рынка ВИЭ могут получить субсидии на в два раза меньший объем устанавливаемой мощности, чем ожидалось в наиболее благоприятном для них развитии событий: планировалось получить гарантированные выплаты на объем в десять гигватт.

Снижать себестоимость зеленой энергетики решено с помощью продолжающегося уменьшения инвестиций в единицу мощности: 85 тысяч рублей за киловатт мощности для ветряков и 75 тысяч за киловатт для солнечных станций — для объектов 2025 года и далее с последующим снижением. Но это максимальные цены, во время конкурсных отборов компании могут снижать планку. Напомним, что на одном из отборов в прошлом году консорциум Fortum и «Роснано» в борьбе за разыгрываемые объемы снизили величину затрат до 59 тысяч рублей за киловатт устанавливаемой мощности, что даже ниже цен на рынках с развитым сектором ВИЭ.

При этом норма доходности (около 12 процентов) остается прежней и достаточно высокой. Но понятно, что для самих компаний норма доходности и заявленный объем затрат отчасти взаимозаменяемы: в борьбе на конкурсе они могут и занизить затраты даже ниже фактических, если при этом для них приемлемо снизить собственную норму доходности. Вероятно, именно такой логикой в прошлом году и руководствовался «демпинговавший» консорциум.

 

Дискуссионным аспектом стало сохранение механизма поддержки, которая по-прежнему осуществляется через так называемую гарантированную оплату строящейся мощности. Ранее обсуждалась возможность поддержки через выкуп электроэнергии по так называемой одноставочной цене, то есть по прозрачным и понятным всем и каждому ценам за киловатт-час. Такой механизм распространен во многих европейских странах и даже на Украине. Тем не менее пока модель поддержки осталась прежней. Она и раньше подвергалась критике за то, что оплачивается мощность (как, к примеру, в тепловой энергетике), которая не может быть гарантирована в силу самой природы ВИЭ. Не менее важно, что такая форма делает непрозрачной полную отпускную цену возобновляемой электроэнергии (хотя формулы пересчета и существуют).

Читайте также:  Электронные трудовые книжки начнут вводить с 1 января 2020 года

А теперь последнее и, наверное, главное. На первом этапе поддержки ВИЭ упор делался на локализацию оборудования. Здесь удалось достичь успехов, а на днях стало известно, что Минпромторг планирует еще больше ужесточить требования к локализации.

На втором этапе программы развития ВИЭ меры поддержки будут сопряжены с обязательствами по экспорту. Как сообщает «Коммерсантъ», «с 2025 года инвесторы в ВИЭ должны экспортировать продукцию на сумму не менее десяти процентов своих совокупных затрат на строительство станций с ростом показателя до 30 процентов к 2035 году».

Так или иначе, в контексте будущего экспорта любопытен тот факт, что участники рынка рассчитывали на в два раза больший объем поддержки внутреннего рынка.

В рамках нынешних предложений с 2025 года ежегодно будет вводиться чуть более 300 мегаватт ветровых станций, хотя участники рынка рассчитывали на 600 мегаватт ежегодно. Аналогичные пропорции «ожидание — реальность» и в солнечной генерации. При этом для многих компонент ВИЭ производственные мощности готовились под оптимистичную версию субсидирования с большими объемами. К примеру, только в рамках завода «Росатом» планируется выпускать ежегодно компоненты для 100 ветряков по два с половиной мегаватта каждый. А еще есть похожие по объемам производственные мощности у двух других участников рынка ветроэнергетики. Аналогичные избытки окажутся и в солнечной энергетике.

 

Получается, что придется либо недозагружать построенные мощности, либо искать экспортные рынки для них даже вне привязки обязательств по экспорту.

К слову сказать, «Хэвел», крупнейший участник рынка солнечной энергетики, уже договорился об установке своих солнечных электростанций в Казахстане и планирует и далее развивать это направление. Сообщалось и о небольшом объеме экспорта в Европу.

Однако в сфере солнечной энергетики у нас больше собственных наработок, в то время как в «ветряках» происходила локализация оборудования моделей ветроустановок зарубежных партнеров российских инвесторов в ВИЭ.

Читайте также:  Украина проиграла «ключевой торговый спор» с Россией в ВТО

Кроме того, логистика в случае относительно компактных солнечных панелей намного проще по сравнению с громоздкими элементами ветрогенераторов. Теоретически хорошим экспортным рынком мог стать бы рынок географически близкой Украины, активно развивающей возобновляемую энергетику, но прохладные отношения между странами, очевидно, затруднят этот процесс.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code