Право на преступление

0
102

Право на преступлениеФедеральным законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ статья 134 УК РФ была дополнена особым примечанием. Согласно ему тот, кто впервые совершил половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, освобождается от наказания, если виновный вступил в брак с потерпевшим. Данное примечание, по мнению автора, является дефектным и должно быть исключено.

Предыстория

Далеко не все знают, что ст. 134 УК РФ ранее уже становилась предметом оспаривания в Конституционном Суде РФ. Так, в 2008 году в КС РФ обратился заявитель, который оспаривал эту уголовно-правовую норму во взаимосвязи с положениями семейного законодательства Российской Федерации и Республики Башкортостан, допускающими в виде исключения при наличии особых обстоятельств заключение брака между гражданами, не достигшими 16-летнего возраста.

Как утверждал заявитель, ст. 134 УК РФ позволила привлечь его к уголовной ответственности и осудить за половые сношения с 14-летней девушкой, с которой у него длительное время были близкие отношения. Из материалов жалобы следовало, что к моменту постановления приговора заявитель и находившаяся с ним с близких отношениях девушка, исходя из особых обстоятельств, приведенных в п. 2 ст. 13 Семейного кодекса РФ и ч. 2 ст. 12 Семейного кодекса Республики Башкортостан, подали в органы ЗАГС заявление о заключении брака, который после постановления приговора был зарегистрирован. Поскольку заявитель ранее был судим, суд отменил условное осуждение по предыдущему приговору и назначил новое наказание путем частичного сложения наказаний по совокупности приговоров.

В Определении от 21.10.2008 № 568-О-О по этой жалобе КС РФ пришел к выводу, что ст. 134 УК РФ и ст. 13 СК РФ в их взаимосвязи исключают противоправность полового сношения лица, достигшего 18-летнего возраста, с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, только после регистрации их брака, то есть после официального признания их семейных отношений. Иное противоречило бы ст. 23 (ч. 1) и 38 (ч. 1) Конституции РФ, охраняющим семейные отношения, неприкосновенность частной жизни и семейную тайну, задачам УК РФ, понятию преступления и основанию уголовной ответственности.

Таким образом, фактически была устранена коллизия между ст. 134 УК РФ и положением абз. 2 ч. 2 ст. 13 СК РФ, на наличие которой ранее указывалось в научной литературе (см.: Уткин Ю. Незаконное супружество // Законность. 2006. № 2. С. 49).

Дефектная норма

Приходится с сожалением констатировать, что это решение КС РФ, видимо, осталось незамеченным законодателем. Федеральный закон от 27.07.2009 № 215-ФЗ помимо прочего дополнил ст. 134 УК РФ примечанием, согласно которому «лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшим». Необъяснимая спешность принятия этого Закона (13 июня 2009 года внесен в Госдуму, 15 июля 2009 года принят), вероятно, стала благоприятным условием введения в уголовный закон положения об освобождении от уголовного наказания. Хотя дефектность этой нормы очевидна. Попробуем это доказать. (Заметим, что текст законопроекта, внесенного в Госдуму, не содержал данного примечания к ст. 134 УК РФ. Оно было введено в качестве поправки, рекомендуемой к принятию ответственным комитетом Госдумы.)

  1. Примечание к ст. 134 УК РФ противоречит положениям СК РФ, который исходит из необходимости построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов (ч. 1 ст. 1 СК РФ), прямо указывая, что для заключения брака нужны взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак (ч. 3 ст. 1, ч. 1 ст. 12 СК РФ). Вступление в брак после совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ, едва ли можно назвать добровольным, поскольку ясно, что оно преследует единственную цель – избежать уголовного наказания (иначе брак был бы зарегистрирован прежде, чем виновному стало известно о том, что правоохранительные органы заинтересовались его интимными отношениями с потерпевшей). С точки зрения нравственности сомнительна природа такого брачного союза, ведь в самой его основе лежит преступление. В этом смысле правомерно утверждать, что примечание к ст. 134 УК РФ вступает в противоречие со взаимосвязанными положениями ст. 17 (ч. 3), 18, 38 (ч. 1) и 72 (п. «к» ч. 1) Конституции РФ.
  2. Законодательство не предусматривает (да и не должно) специальных мер контроля за дальнейшими брачными отношениями виновного и потерпевшей, которые могут как на следующий день, так и по прошествии некоторого времени после прекращения уголовного преследования подать заявление о расторжении брака. Возможность отмены постановления о прекращении уголовного дела в случае расторжения брака также не оговорена.
  3. Примечание к ст. 134 УК РФ позволяет освободить от наказания только лицо, совершившее деяния, перечисленные в ч. 1 ст. 134 УК РФ. Следовательно, если вначале виновный совершил развратные действия с потерпевшей (ст. 135 УК РФ), а затем вступил с ней в половую связь (ч. 1 ст. 134 УК РФ), то он освобождается от наказания по ч. 1 ст. 134 УК РФ в связи с вступлением в брак, но за развратные действия, тем не менее, должен понести наказание. В таких обстоятельствах реализация примечания к ст. 134 УК РФ теряет всякий смысл.
  4. Если говорить о правовой природе освобождения от наказания в соответствии с примечанием к ст. 134 УК РФ, то, видимо, оно является частным случаем изменения обстановки (ст. 80.1 УК РФ). «Изменение обстановки» предполагает, что лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Однако можно ли заключить, что само по себе заключение брака между виновным и потерпевшей устраняет общественную опасность совершенного преступления? На вопрос этот следует дать отрицательный ответ. Совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 134 УК РФ, может иметь физические, нравственные, психологические, социальные и иные последствия для потерпевшей (лишение подростка детства и отрочества, торможение личностного развития, сокращение его социальных перспектив, препятствие получению образования). Ранний сексуальный опыт очевидно вреден для психосоциального развития ребенка. Заключение брака с потерпевшей формально легализует лишь дальнейшие с ней интимные отношения, но никак не уменьшает того вреда, который уже причинен нормальному психосоциальному и физиологическому развитию несовершеннолетней.

В конечном итоге регулирование, созданное примечанием к ст. 134 УК РФ, можно именовать как «право на преступление». Будучи юридическим парадоксом, возникшим по недоразумению, оно противоречит семейному законодательству, Конституции РФ и здравому смыслу, а потому должно быть устранено.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code