Зачем сильному слабый?

blank

Множество статей написано о том, почему порядочные женщины и мужчины часто выбирают себе в спутники жизни человека, не отличающегося высокими моральными качествами. Ответ на этот вопрос гнездится в первобытных инстинктах, которые до сих пор заставляют людей подсознательно отдавать предпочтение более сильному партнеру. А силу большинство из нас все еще воспринимает, как ту или иную форму проявления агрессии, будь то истерические припадки стервы или диктат альфа-самца.

Казалось бы, когда сильный человек выбирает себе подобного, в образовавшейся паре оба партнера получают то, что генетически желанно для любой особи человеческого вида. Однако жизненный опыт показывает, что когда речь заходит о соединении двух условно отрицательных, равнозначно мощных характеров, результат оказывается неутешительным. На память сразу приходят многочисленные разводы публичных людей, быт которых не спасла их человеческая арматура, именуемая в народе «внутренним стержнем». Очевидно, что лишь два положительных, мягких человека способны гарантированно создать крепкий, многолетний союз. Так зачем же плохим мальчикам и девочкам связываться с откровенно божьими созданиями, одерживая скорые, малозначимые победы и практически мгновенно теряя интерес к покоренному сердцу?

Вероятно, этот феномен сродни одной из особенностей психологии прирожденного убийцы или психопата, когда человек в редкие минуты откровения с самим собой признается в том, что является в некотором смысле неполноценным. Для таких людей, лишенных элементарных проявлений эмпатии, признаки добросердечия в других людях поначалу видятся чем-то необъяснимым, редким явлением, подобным мифологическому цветению папоротника.

На этом этапе и возникает безотчетная привязанность к психологически полярному партнеру, обладающему с точки зрения человека «демонического» социотипа особой ценностью и притягательностью. Однако в скором времени эта оценка кардинально меняется: положительный образ когда-то милого создания вдруг видится несовременным, глупым и неуместным. И лишь спустя какое-то время социопат начинает осознавать смутное беспокойство по поводу того, что он сам не способен на проявление человечности и глубокой привязанности. Это открытие для подобных людей сравнимо по силе потрясения, пожалуй, лишь с обнаружением женщиной первых морщин, кричащих о начале поры увядания. Доброта близкого человека начинает ужасать, как безжалостно кривое зеркало, отражающее собственную истинную суть, и чтобы прекратить это постоянное умаление совершенства его личности, социопат решает «уничтожить» обличающий его объект. Чаще всего для этого используется психологическое давление, сохраняющее патологическую привязанность более слабого человека к сильному, но нередки случаи и физического насилия, когда деспот уверен в своей власти над партнером.

Так и существуют в болезненном сочленении мучитель и его жертва: ему все еще льстит ее покорность и преданность, не давая окончательно разорвать отношения, а ей биологически необходим альфа-партнер. В этом месте невольно начинаешь по-иному смотреть на кинематографические и литературные утопии, в которых людям будущего надлежит обрести счастье в паре, формируемой искусственным разумом, поскольку сегодня становится все более очевидно, что эволюция не всегда способствует выживанию наиболее значимых и ценных человеческих индивидуумов с точки зрения построения здорового социума, все еще отдавая предпочтение грубым доминантам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here