Можно ли по законам РФ возбудить уголовное дело об отравлении Навального

blankКонтакты властей РФ с оппозицией сопровождается массой недомолвок. Так и в деле об отравлении российского оппозиционера Алексея Навального появились странные заявления, не поддающиеся осмыслению с точки зрения законов РФ — уголовно-процессуального кодекса (УПК). А комментарии по делу пациента берлинской клиники не затрагивают главного: причин, мешающих возбуждению дела.

В УПК обозначены этапы процесса: доследственная проверка — возбуждение дела — предварительное расследование (следствие или дознание) — суд. Доследственная проверка назначается для выявления повода и основания для открытия. Поводами могут быть: заявление, явка с повинной, постановление прокурора или (важно!) сообщения из иных источников.

Следственные органы РФ — до сих пор на стадии доследственной проверки.

По УПК доследственная проверка ведет к возбуждению дела на основании сообщений от граждан и из СМИ. Заявление не является обязательным для возбуждения дела.

Сотрудники ФБК Навального заявление писали. Так что на данное время есть уже 2 самостоятельных повода для возбуждения дела: сообщения и заявление.

Основание — это достаточность признаков преступления. Речь о признаках, не о факте преступления. Недвусмысленные признаки и есть основание для возбуждения дела.

Вот только то, что можно считать признаками преступления, а что нет, УПК не указывает. Это решает следователь. Так в случае с Навальным ворох данных следственный аппарат не считает основанием для возбуждения дела.

Заявления российских СМИ об отравлении Навального иностранными агентами добавляет вопросы: террористические действия иностранных спецслужб в РФ не являются основанием для возбуждения дела?

Абсурд ситуации — пробы и данные из Германии не нужны для возбуждения дела, они нужны для расследования по делу, которое не открыто.

 

Если была болезнь, тогда ясно, что на все болезни следователей не найдется. Но есть судебная практика — в особых случаях дело возбуждается и по факту болезни с формулировкой о смерти «в результате действия неизвестного яда».

Так было с делом о смерти банкира Ивана Кивелиди в 1995 году. Возбудили дело через 5 дней по признакам отравления неизвестным веществом. Как результат — преступление раскрыто благодаря своевременным действиям на стадии доследственной проверки.

Сегодня же следственные органы ждут команды от российских политиков.

Но кто и откуда дает отмашку нашим политикам?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here