Пианист Павел Шатский: Мои родители мечтали, чтобы я играл в футбол и нашел нормальную работу

0
45

Пианист Павел Шатский: Мои родители мечтали, чтобы я играл в футбол и нашел нормальную работу

Первый открытый Конкурс пианистов Московского музыкального общества пройдет 20-21 апреля. К участию приглашены все пианисты, достигшие 23 лет. Одна из самых важных наград для победителя – запись и издание сольного диска на лейбле “EUROPE RCD”. Об особенностях конкурса, задачах жюри, а также любимых итальянских местах и творческих успехах рассказал в интервью Радио Италии исполнительный директор конкурса, концертирующий пианист, кандидат искусствоведения Павел Шатский.

 – Кто может принять участие в конкурсе?

– Во-первых, оргкомитет решил сделать очень свободную программу, в которой уже зрелый артист может выразить свои предпочтения, показать себя с самой выгодной стороны. Играть можно абсолютно любые произведения, кроме тех, в которых задействовано препарированное фортепиано. Это было сделано с той целью, что у любого уже зрелого музыканта формируется репертуарная палитра, определённый круг произведений, в которых он чувствует себя более комфортно, естественно, и этот диалог с автором протекает без каких-то препятствий. Бывает же такое, что произведение удобно играть или неудобно. С каким-то автором находятся общие нити, человек даже не понимает, но чувствует, что именно так нужно сыграть, и находит тот же отклик  у публики.

– Есть ли возрастные ограничения?

– Принимать участие могут музыканты, начиная с 23 лет. А верхнего ограничения нет. Как правило, на конкурсах очень ревностно следят: не старше 32, не старше 35.  Но мы старались дать шанс тем, кто уже получил образование, начал преподавать, консультировать, однако нуждается в каком-то импульсе и для своих творческих исканий, и для своей дальнейшей карьеры. Это не так просто: как бы уже зрелость, даже где-то «вторая половина жизни», она немного другая. Здесь нет такого спортивного  конкурсного элемента. Всё это становится  музыканту уже не очень интересно и важно. Но это очень хорошо, если на первом  туре есть прелюдии Баха, классические сонаты, виртуозные сочинения.  Всё зависит от индивидуальности.

– Какие задачи ставит перед собой жюри?

– Задача наша – увидеть ту самую яркую черту, несомненную индивидуальность, которая в дальнейшем будет интересна публике. В качестве премии, мы предлагаем не только  финансовое вознаграждение, но, прежде всего, запись диска.  Музыканту не нужно объяснять, что это такое. Все мы хотели бы записываться. Это, как правило, такая интересная вещь, можно оставить какое-то послание для слушателей.  Возможно, оно даже переживет самого исполнителя. В призовой фонд входят также концерты, которые организует Московское музыкальное общество, как старейшая просветительская организация Москвы.

– Где будет проходить конкурс?

– Живое прослушивание (II тур) пройдет в прекрасном зале  московского представительства фирмы Steinway & Sons. Смею заверить, что там очень хорошая акустика  и, само собой, превосходные рояли. В наших интересах допустить как можно больше участников во второй тур, чтобы в эти два дня услышать то, что действительно потом заинтересует публику и дойдет до большой сцены.  Думаю, что максимум через два года будет открыт второй конкурс, и, я очень надеюсь, что он станет официально международным. Появятся и новые номинации. Например, фортепианный ансамбль, а потом, вполне возможно, и камерный.

– Тебе еще предстоит судить конкурсантов.

– Да, это очень не просто, потому что от твоего решения, мнения многое зависит. Даже эмоциональная атмосфера участника, что он вынесет вообще для своей жизни, для своей карьеры из этого конкурса. Вообще, я не скрываю, что лично мне ближе более фестивальный формат, когда участники имеют наиболее благоприятные условия, когда важна не столько победа, сколько наилучшее исполнение, наиболее яркое. Но все-таки нам придется вынести какое-то решение. Постараемся сделать так, чтобы действительно сильнейшие и наиболее интересные были отмечены по заслугам.

– Кто ещё входит в состав жюри?

– Выдающиеся музыканты, чьи достижения связаны либо с исполнительством, либо с педагогикой, либо они совмещают обе направленности. Например, Заведующий фортепианной кафедры РАМ Гнесиных, профессор Владимир Тропп, Народный артист России Юрий Слесарев, победитель VII Международного конкурса имени Чайковского Владимир Овчинников и другие пианисты.

– Ты из семьи музыкантов. Любовь к музыке передалась тебе по наследству, другой профессии и не могло быть?

– Да, родители музыканты, я это никогда не скрываю, и старший брат музыкант. Никто никогда не пытался влиять на мое решение. Возможно, они мечтали, что сын будет играть в футбол, работать на нормальной работе, поэтому знакомство с фортепиано было неожиданным для них. Не то что знакомство, а необходимость уже обучения. Я сам преподаю у детей и часто наблюдаю, когда  упираются двумя ногами, увидев фортепиано, их тащат за шиворот родители, мамы с какими-то своими неразрешенными амбициями. В общем, путь очень разный и, к сожалению, часто насильственный. Мне кажется, что в нашем мире, где вообще это занятие очень трудное и часто неблагодарное, специально заставлять не имеет смысла. Если говорить о себе, я решил сам, что буду играть на рояле. Меня не надо было усаживать за этот инструмент. Мне нравилось, что на рояле можно играть аккорды. Поскольку старший брат играл на скрипке, я сразу понял, что у нее ограниченный диапазон, а у рояля больше звуков. На нем можно заниматься больше. Это не так утомительно физически.

– Интересно, слушаешь ли ты что-то кроме классической  музыки?

– Такое редко бывает. Если такое случается, то это поиски методом проб и ошибок. Тяжелую музыку я слушать не могу. Устаю от нее. А так, есть еще джаз.

– Бывал ли ты в Италии?

– Да, я был в Милане, в Риме. Чувство, когда человек, оказываясь во Флоренции, падает в обморок, мне еще предстоит. В Риме я был на Вилле Боргезе. Несмотря на весь шум этого города, в нем есть фантастическая тишина, около Колизея, например. Там как будто перестаешь слышать человека, который рядом с тобой идет. Это непередаваемые ощущения. Очень мало фотографирую. Мне нравится уносить все с собой в голове. Что касается музыки, в Италии замечательная опера. Еще Шопен советовал слушать хороших итальянских певцов, чтобы приобрести манеру игры cantabile. Это наполняет другой жизнью.

– Что нужно, чтобы стать успешным?

– Как не без иронии говорил пианист Иосиф Гофман, чтобы заниматься музыкой, нужно здоровье и состояние. Я думаю, что успех зависит от ощущения самого человека – что он хотел успеть. Успех – это богатство, эмоции, прожитая жизнь, путешествия? По сути, все люди успешны. Какой-нибудь геймер, который попадает на страницы журналов, выполняет тысячи квестов и побеждает сотни монстриков, тоже считает себя успешным. Я считаю, что мне в жизни было многое дано увидеть, запомнить, узнать, где-то побывать. Есть некоторые мгновения, которые просто расписались в моей памяти. Это были слова моего первого учителя Ирины Турусовой, и я с удовольствием их цитирую. Может, это слишком самоуверенно, но я считаю себя успешным человеком. Конечно,  хочется больше успевать, развиваться, общаться.

– Что пожелаешь конкурсантам и нашей аудитории?

– Пожелание заложено в идеи нашего конкурса – будьте собой, выступайте, не стесняйтесь выражать то, что считаете верным для себя. Аудитории Радио Италии пожелаю прекраснейшей музыки, доброго вина на столе и приподнятого настроения на душе!

Источник: “Радио Италии”

http://radioit.ru/node/781

 

Источник

Загрузка...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code