Миноритарная история по мотивам практики и без политики

0
77

Миноритарные акционеры в крупных компаниях всегда выступали в роли бедных родственников. Ничего не требуя, получали дивиденды, если те распределялись, и радовались росту стоимости своих акций. Однако ситуацию изменило всем известное «дело Навального». Миноритарий инициировал против крупной нефтяной компании судебный спор и потребовал предоставить ему святая святых – протоколы совета директоров акционерного общества. Причем опираясь только на право знакомиться с внутренними документами общества, гарантированное ему законом.

Имеет ли миноритарный акционер право требовать от общества предоставления документов, послуживших основанием для принятия управленческих решений, на основании п. 1 ст. 67 ГК РФ и ст. 89 и 91 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»? Судебные решения по «делу Навального» позволяют, не вдаваясь в политические подробности конфликтов, сделать ряд выводов о судебной оценке вопроса.

Арбитражный суд г. Москвы в решениях по делам от 24.08.2010 № А40-46040/10-134-348 и от 17.02.2011 № А40-682/11-83-6 прямо указал, что общество обязано предоставить акционеру документы, предусмотренные п. 1 ст. 89 Закона об акционерных обществах, включая протоколы совета директоров (наблюдательного совета). Для мажоритарных акционеров (с долей более 25% акций) зарезервировано право на получение бухгалтерских документов и протоколов коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции).

Однако 21 апреля 2011 года Девятый ААС в своем Постановлении № 09АП-26367/2010 по одному из названных дел подчеркнул, что предоставление акционерным обществом документов своему акционеру по требованию последнего должно осуществляться «с учетом установленного в обществе режима доступности к конфиденциальной информации». Это означает, что документы, которые в установленном порядке признаются обществом конфиденциальной информацией, оно может по требованию миноритарного акционера не предоставлять.

Опора для судов

Суд апелляционной инстанции в своей позиции исходил из двух актов высших судов: Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 и Определения КС РФ от 18.01.2011 № 8-О-П. Эти документы ввиду своей высшей юридической силы были и будут определяющими в соответствующих категориях споров. И хотя приняты они в один день, отраженные точки зрения судов не полностью тождественны.

В Информационном письме ВАС РФ сказано, что «суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Так, о злоупотреблении участником правом на информацию может свидетельствовать то, что участник, обратившийся с требованием о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом), а запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества».

Таким образом, ВАС РФ определил, что для отказа в предоставлении документов акционеру у общества есть единственное основание, выражающееся в одновременном выполнении двух условий:

  • акционер злоупотребляет своим правом (например, является представителем конкурента);
  • запрашиваемая информация и/или документы является или содержит конфиденциальную информацию.

Конституционный Суд РФ высказал свое мнение по этому вопросу в несколько ином ключе. Он подчеркнул, что «в делах, связанных с предоставлением информации, эффективный судебный контроль подразумевает как оценку правильности определения режима доступности информации по вопросам, отнесенным законом и корпоративными нормативными актами к компетенции совета директоров и исполнительного органа акционерного общества (с точки зрения наличия в них конфиденциальной информации, касающейся текущей хозяйственной деятельности), так и исследование и оценку обстоятельств конкретного дела, позволяющих, в частности, выявить в действиях как акционерного общества, так и акционера злоупотребление правом». Данный вывод КС РФ сделал с учетом того, что совет директоров может обладать расширенными полномочиями за счет полномочий коллегиального исполнительного органа (правления), на предоставление протоколов заседаний которого распространяется 25-процентный ценз, закрепленный Законом об акционерных обществах.

Следовательно, КС РФ развел приведенные выше условия и определил раздельный порядок рассмотрения и оценки судами двух вопросов, объединенных ВАС РФ. При этом КС РФ, отметив возможность ограничения в предоставлении информации акционерам в случае отнесения такой информации к конфиденциальной, не указал условий и порядка ее предоставления акционерам. То есть описанный подход вообще не подразумевает обязательного предоставления информации, отнесенной акционерным обществом к конфиденциальной в установленном порядке. Что очевидно не соответствует положениям ст. 91 Закона об акционерных обществах.

Резюме за практикой

Несмотря на принятые ВАС РФ и КС РФ судебные акты по вопросам предоставления хозяйственными обществами информации, где были оговорены общие рамки рассмотрения подобных споров, при разрешении конкретных вопросов для правоприменительной практики остается существенный «зазор».

Очевидно, что отнесение хозяйственным обществом всей возможной информации к конфиденциальной может вызвать вопрос о злоупотреблении правом самим обществом и отказе в выполнении законного требования акционеров. Такую возможность прямо предусмотрел КС РФ, говоря о злоупотреблении правом «как акционерного общества, так и акционера». В то же время протоколы совета директоров акционерного общества отражают его хозяйственную деятельность и содержат ценную для компании информацию, публикация которой способна нанести ей ущерб.

Вероятно, в ближайшем будущем приведенные вопросы будут поставлены перед судами вплоть до кассационной инстанции и мы увидим, в каком направлении сложится правоприменительная практика по искам миноритарных акционеров к крупным акционерным обществам о предоставлении информации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code