О смысле санкций: средство выражения недовольства, принуждение к действиям и акт враждебности

blankЗападные страны ввели против России столько санкций, что проще говорить о том, что они носят абсолютный характер с встречающимися исключениями, уже более редкими, чем введенные ограничения.

Об абсолютном характере ограничений говорят м серьезность ограничений и, так сказать, «широта охвата»: под рестрикции попал Банк России, (к слову, явно неожиданно для российских властей), фактически запрещены без особого разрешения транзакции с любыми российским и контрагентами, а законно приобретенная собственность арестовывается. «Замыкают» санкции смешные в другие времена претензии к российским котовладельцам, лишенным возможности выставлять питомцев на международные выставки под эгидой Международной федерации кошек.

В чем задача санкций?

По мнению Запада, первая цель санкций – выразить недовольство. Но, это явная неправда, поскольку выражение недовольства – ситуативно и временно. Недовольство появляется и исчезает. Меж тем, почти нет сообщений, что какая либо санкция снята по истечении времени, например.

Второй, чаще всего заявляемый повод санкций – принуждение к действию или отказу от действий. Здесь также все совершенно неубедительно. Совершенно непонятно как параолимпийцы или, например, покупатели западных брендов могут повлиять на государственную политику. Причем в вопросах, объявленных государством жизненно важными.

Наконец, третья, лучше всего сформулированная не нашим товарищем Джонсоном задача – нанесение прямого ущерба, проще говоря, проявление враждебности и экономическая война. Вот это вполне понятно – и данный вызов принят. Было бы замечательно, если бы российское правительство перестало «стесняться» и напомнило бы Европе, например, что ее страстному желанию избавиться от зависимости от российского газа можно ускоренно пойти навстречу. Особенно в свете воровства части ЗВР и запрете транзакций в долларах и евро.

Важный момент, почему этого, т.е. санкций, не было раньше. Самое забавное, что всё как раз было. Санкции на элементы военных технологий и прорывное научное сотрудничество, унаследованные Россией от СССР никогда не прерывались. Собственно и все эти «дисконты» и «страховые премии» постоянно связанные с российской экономикой и финансами — также элементы недружественного отношения к России, которую ненавидели и были очень не против ее расчленения еще в те времена, когда Путин тихо сидел в Кремле и платил украинцам за транзит газа и Севастополь. Все отношения с Россией строились с позиции великого одолжения и милости. Ну что, же осенью, но, лучше под конец этого очень интересного года, примерно станет ясно, что кому, сколько и чего должен.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here