«Если не знаешь своего противника…»

«Если не знаешь своего противника…»

Ситуация в ходе военной операции на Украине заставляет задуматься о причинах побед и поражений

В одном древнекитайском трактате, относящемся ещё ко временам до нашей эры, и посвящённом искусству ведения войн, есть очень любопытная формула победы, или неудачи в ходе ведения войны, предназначенная как рекомендация для полководца, а скорее – для главы воюющего государства. Эта формула открывается вопросом: «Начиная войну надо отдавать себе отчёт: знаешь ли ты себя, свои силы и возможности, и знаешь ли ты своего противника – его силы и возможности?» И далее следует необычайно бескомпромиссный вывод, который собственно и определяет формулу победы или поражения: «Если ты знаешь себя и своего противника, свои силы и ресурсы, талант своих полководцев и мужество своих рядовых бойцов, а в то же время тебе известны силы противника, его возможности ведения войны, его ресурс в бойцах и их моральный дух, а также талант, или бездарность, его полководцев – вот если всё это тебе известно, то ты обязательно победишь. Если же ты не знаешь себя, не отдаёшь толковый отчёт в своих силах, считаешь, что победа легко достижима ограниченным контингентом своих войск, без привлечения мобилизационного ресурса, но в то же время ты знаешь своего противника, реально отдаёшь отчёт в его силах и возможностях, то ты, скорей всего победишь, ведь собственные недочёты в оценке боеготовности своей армии, ты сможешь исправить в ходе военных действий, учась на своих ошибках. Хотя, конечно, остаётся некоторая опасность поражения, если ты не сможешь исправить свои недостатки во время ведения войны. Если же ты знаешь себя, боеготовность своей армии, рассчитываешь на свои силы, но в то же время – не знаешь своего противника, те возможности ведения войны, что он неожиданно сможет показать, и ресурсы его державы, то ты скорей всего потерпишь поражение, ибо перевес в ресурсах врага, тебе неизвестен, а также талант его военачальников, которых ты недооценивал, всё это сможет оказаться решающим на поле боя и перевесит твои силы. Ну и наконец: если ты не знаешь ни себя, ни своего противника, то ты безусловно потерпишь крах».

Такова верная формула победы или поражения, что следует знать любому главе державы, исполняющему функции верховного главнокомандующего, который решает вступить в военный конфликт с враждебным государством. Вся история войн подтверждает правоту этой установки. Возьмём знаменитый поход в III веке до нашей эры армии Александра Македонского против огромной и сильной державы персов, закончившейся блестящей победой сравнительно малой армии македонян в сражениях с неисчислимыми полчищами Дария. Александр Македонский прекрасно знал силу, боевой дух и военную выучку своей слаженной армии, и мог положиться на неё. Но в то же время он знал и силу персидской державы, объединившей под своей властью многие страны и народы Азии, знал тот поистине неисчерпаемый мобилизационный ресурс, которым обладал царь персов. Но также он знал, что эта огромная армия персов – нестройная сила. Она плохо организована, рыхла в своей основе, плохо управляется ставкой Дария. Многие мобилизованные персидскими сатрапами представители разных, подчинённых персам, народов с неохотой идут воевать за «царя царей», как именовал себя Дарий. В результате – это нестройное огромное войско было наголову разбито небольшой, но необычайно сплочённой фалангой македонян. Как только армия Дария потерпела поражение, так и вся его держава развалилась, как карточный домик. Вот пример того, как побеждает тот, кто хорошо знает и себя и своего противника.

* * *

В истории России есть масса примеров тому. Самый яркий пример – война 1812 года с таким могущественным и умным противником, как Наполеон Бонапарт. Бонапарт перед наступлением на Россию учёл, кажется, всё. Ему была известна численность вооружённых сил России, её мобилизационный ресурс. Известно оснащение, вооружение и снабжение русских войск. Известны таланты русских полководцев. Известна, наконец, нестабильная социальная ситуация в России, связанная с постоянным противостоянием помещиков и крепостных крестьян. Ему также была совершенно точно известна сила его «Великой армии», её высокая боеспособность, прекрасное артиллерийское вооружение, несомненные полководческие таланты его маршалов, испытанных во многих сражениях. Наконец, он тщательно подготовил материальную базу вторжения, накопил достаточно финансовых средств, заготовил огромные запасы продовольствия и фуража, подготовил огромные обозы, что должны были следовать за армией. В общем, он мог с чистой совестью (если она у него была) сказать, что он знает и свои силы (а они в три раза превосходили силы русских), и силы противника. Почему же, в таком случае, он потерпел в 1812 году сокрушительное поражение, а вся его «непобедимая армия» исчезла как дым? Думается, потому что свои силы он знал точно, а вот в оценке врага просчитался. Он просчитался в тактике преследования русской армии, которая долгое время не принимала генерального сражения, увлекая захватчиков вглубь страны. Он неправильно оценил бескрайние пространства России, на которых потерялась его армия, её плохие дороги, на которых застряли его обозы. И самое главное – он не понял самого духа простого русского народа, тех же крепостных крестьян, которые ещё могли терпеть гнёт своих помещиков, но уж никак не пожелали терпеть гнёт иностранных завоевателей, которые несли им не освобождение от крепостной зависимости, а новое порабощение и разорение. Он также недооценил патриотизм русского дворянства, которое не изменило своему государю, не оценил личность императора Александра Павловича, которого он считал слабым правителем, а тот отказался вступать во всякие переговоры с «покорителем Европы». Наполеон недооценил талант Кутузова, которого считал лишь престарелым «хитрым лисом», а тот оказался глубоким и смелым стратегом, переигравшим в военной тактике Наполеона. И многое ещё чего, оказывается, не знал Наполеон о России. Отвергал сведения о страшных зимних русских морозах, наблюдая тёплую русскую осень («как в Фонтенбло» – по его выражению), потому так долго, почти до морозов, просидел в захваченной Москве… Всё-таки ему удалось вырваться из страшной и загадочной страны, а вот его армия почти в полном составе осталась лежать «под снегом холодной России». Получается, что, хорошо зная себя, он, как оказалось, совершенно не знал противника – и проиграл войну, а проигрыш этот стал роковым для всей его политической карьеры.

«Если не знаешь своего противника…»

 

Армия Наполеона покидает Москву

Россия в 1812 году победила, но были в нашей истории и другие примеры – примеры наших неудач, которые оборачивались роковым образом для судьбы нашего Отечества. Возьмём два разнородных случая из разных исторических эпох, но подтверждающих мой тезис.

* * *

Первый пример – Русско-японская война 1904-1905 годов. Это ещё эпоха существования могущественной Российской империи, располагавшей огромной армией, превышающей миллион человек, огромным мобилизационным ресурсом – ведь население России постоянно возрастало, крестьянские семьи в 10-12 человек детей были не редкостью, а крестьянство (согласно переписи 1897 года) составляло абсолютное и подавляющее большинство населения. Было откуда черпать силы для войны! Царь всё это знал, знало и военное ведомство, и потому было настроено на лёгкую победу над «японцем». Многое было известно и о противнике. Например, то, что Япония ещё совсем недавно было отсталой феодальной страной, что только в последние десятилетия XIX века она стала бурно развиваться, строить свою промышленность, а также армию и флот. Но разве навыки ведения полномасштабной войны на международном театре военных действий приобретёшь так быстро? Ещё недавно Япония сидела в полной изоляции, и вдруг будет обладать могущественной армией? – да быть этого не может! – так успокоительно нашёптывали царю его советники и придворные вельможи, многие из которых (в том числе и члены романовского семейства) имели большие имущественные интересы на востоке – в Маньчжурии и Корее. Завоевать Корею с её богатыми природными ресурсами, поставить Японию на колени – казалось легче лёгкого. Ведь японская армия никогда не воевала на континенте, построенный на американских верфях японский флот также раньше никогда не принимал участия в больших морских сражениях. А у русской армии и флота был ведь огромный военный опыт! Так что начинай войну и одерживай победы! – так нашёптывали царю. Но в этом и был просчёт. В реальности Япония серьёзнейшим образом готовилась к войне. Был построен сильнейший флот, превосходящий по силе тихоокеанскую эскадру русских, стоящую в Порт-Артуре. США помогали японцам, не видя в них сильного врага, а вот России опасались. Британия также была настроена против России, боясь русского усиления в Китае и захвата русскими Маньчжурии. Строительство Россией КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги), как будто подтверждало эти тревоги. Против России сложился мощный фронт империалистических держав, настроенных прояпонски. Эти державы оснастили японскую армию лучшим оружием, дали военных советников, в общем – делали всё то же самое, что делает коллективный Запад сейчас для Украины, толкая её на упорную войну с нынешней Россией. Милитаристский феодально-буржуазный режим императорской Японии только того и желал: он обеспечил себе надёжный тыл за счёт помощи США и Великобритании, мобилизовал огромную армию из бесправных и покорных японских крестьян, вооружил её современным тогда западным оружием и направил её на завоевание Кореи и Маньчжурии. Это всё не осознавали в России, полагая, что война с Японией будет лёгкой, не потребует даже переброски больших воинских сил на Дальний Восток. Военным командованием тиражировалась установка, что каждая воинская часть в центральной России выделит из своего состава какой-то процент военнослужащих для отправки на восток, там из них будут сформированы новые части Маньчжурской армии (то, что мы назвали бы сейчас «ограниченным контингентом»)! Разумеется, кончилось это тем, что воинские начальники отправили из своих частей сражаться с японцами самые небоеспособные кадры, освободившись от лишней обузы. Снабжение русской армии в Маньчжурии было неудовлетворительным, так как одноколейный Транссиб был недавно только построен, работал ещё плохо. Всё это учло японское командование, которое действительно хорошо изучило противника, благодаря активной деятельности японской разведки, как в Маньчжурии, так и в самой России, столица которой просто кишела японскими шпионами – здесь можно вспомнить рассказ Куприна «Штабс-капитан Рыбников».

«Если не знаешь своего противника…»

Ввязавшись в войну с Японией, царские власти явно недооценили грозного соперника на Дальнем Востоке

Как оказалось впоследствии, Япония, через своих агентов активно финансировала антиправительственное революционное движение, особенно в Санкт-Петербурге. Недооценка сил и возможностей азиатского соседа со стороны правительства и военного командования Российской империи и привели к известным трагическим последствиям. «Неожиданно» появились на театре военных действий в Маньчжурии сразу пять японских армий, две из которых сразу отсекли Порт-Артур на Ляодунском полуострове, блокировали его, а после упорной обороны заставили сдаться гарнизон крепости. Сдача Порт-Артура лишила Россию флота, а эскадра адмирала Рожественского, шедшая на помощь Порт-Артуру, лишилась базы снабжения, пыталась прорваться к Владивостоку, но столкнулась с неожиданно большим японским флотом в Цусимском проливе и погибла после неравного ожесточённого сражения в мае 1905 года. Роковое незнание сил противника привело к тому, что генерал Куропаткин, стоявший во главе Маньчжурской армии, впал в растерянность, начал преувеличивать силы японцев и всякий раз в решающих сражениях при Ляояне и Мукдене отдавал приказы отступать, полагая, что на него движется огромная японская армия в то время, как японцы сами уже были истощены. Так русские войска потеряли всю южную Маньчжурию, остановив отступление только у Харбина. Война ещё могла бы продолжаться – ведь потенциально Россия располагала большими силами, но незнание ресурсов противника заставило правительство Витте подписать с Японией невыгодный мирный договор (переговоры проходили в США, фактической союзницы Японии в тот момент), по которому Россия лишалась Порт-Артура и половины острова Сахалин (премьер-министра Витте после этого прозвали «графом Полусахалинским»). Так война, которая могла бы быть успешной, обернулась поражением России именно вследствие незнания своего противника. Ну а поражение в войне вызвало взрыв негодования всего русского общества, перешедшего в события Первой русской революции 1905-1907 годов.

* * *

Второй случай незнания противника, едва не приведший к катастрофе – это печально известная в советской истории финская война 1939-1940 годов. Россия была уже тогда другой страной, это была не тяжеловесная полуфеодальная империя с пережитками крепостного права, как в начале XX века, а бурно развивающийся Советский Союз с сильной и прогрессивной экономикой, находившейся на подъёме своей промышленности и науки, страна, только что летом 1939 года одержавшая значимую победу над японцами на Халхин-Голе, а также присоединившая к себе Западную Белоруссию и Западную Украину, заключившая, как тогда казалось, выгодный договор о ненападении и экономическом союзе с гитлеровской Германией и тем развязавшая себе руки для дальнейшего расширения. Граница Финляндии на Карельском перешейке буквально нависала над Ленинградом, проходя в 30 километрах от города, что было нетерпимо. Хотя в Хельсинки и заявляли о своём нейтралитете, но всем были известны связи правящих кругов этой страны, особенно военных во главе с маршалом Маннергеймом, с гитлеровской Германией. В любой момент немецкие войска могли высадиться там, что создавало непреходящую угрозу Ленинграду, да и всему северо-западу СССР, вплоть до Баренцева моря. Потому желание Сталина отодвинуть эту границу, особенно на Карельском перешейке нельзя не признать обоснованным.

«Если не знаешь своего противника…»

Линия Маннергейма, небольшой фрагмент

Однако исполнение этого плана в ходе первого этапа советско-финской войны ноября 1939 – марта 1940 годов было крайне неудачным. Опять подвело незнание противника. Для проведения военной операции были выделены лишь войска Ленинградского военного округа, ведь и они вдвое превосходили по численности войска Финляндии! Казалось бы, чего лучше? Но при этом совершенно была не учтена обширная военная помощь Финляндии странами Западной Европы, и это даже несмотря на то, что в самой Европе шла Вторая мировая война между Германией и Францией и Великобританией. Но война эта была до мая 1940 года «странная», т.е. боевых действий никаких не было и это дало возможность Франции и Великобритании развернуть активную помощь финнам современным оружием, техникой, наёмниками и советниками. Разве не то же самое повторяется и сейчас на Украине? Самое же интересное, что финнам в войне с Советской Россией помогали не только «демократии» Запада, но и режим нацистской Германии, трогательно объединившейся в этом деле со своими заклятыми (как будто бы!) врагами. Всё это стало неприятной неожиданностью для военного руководства СССР. Но самой большой неприятностью стало наличие у финнов мощной оборонительной линии, пересекающей весь Карельский перешеек – т. н. «линии Маннергейма». Нет, конечно, сведения о таковой оборонительной линии у советского командования были, но никто не представлял себе её настоящей мощи. Финны построили настоящие железобетонные крепости, уходящие в землю на три этажа, с большими запасами снарядов, оружия и продовольствия для гарнизонов этих крепостей. Сплошные минные поля окружали эти бункеры-крепости (а всего их было 194, плюс более 800 укреплённых огневых точек!), несколько десятков рядов колючей проволоки, надолбы против движения танков, волчьи ямы и другие ловушки. К тому же финские солдаты располагали автоматическим оружием (автомат «Суоми», очень похожий на позднейший наш ППШ), были одеты в лёгкие и тёплые пуховики, в то время как советские бойцы таскали тяжёлые винтовки Мосина образца 1895 года, и путались в длинных, холодных и неудобных шинелях. Первоначально командовал операциями на финском фронте тогдашний военный нарком маршал Ворошилов, боевой товарищ Сталина ещё по гражданской войне и оставшийся, как стратег, на этом уровне. Командовал плохо и после был сменён маршалом Тимошенко, более толковым полководцем. Война началась 30 ноября 1939 года. Советские войска быстро продвинулись от границы вперёд, но упёрлись в непреодолимую «линию Маннергейма». Уже в наше время американцы решили просчитать: а могла бы современная американская армия, вооружённая новейшим высокоэффективным оружием, взять неприступную «линию Маннергейма» 30-х годов прошлого века? Считали на новейших компьютерах и компьютеры выдали ответ: да, могла бы взять, но… только с применением тактического ядерного оружия! Добавили в эти расчёты фактор глубокого снега и сорокоградусных морозов – компьютеры поднапряглись и выдали неутешительный результат: нет, в таком случае неприступную финскую линию обороны, построенную бывшим царским российским генералом, американская армия взять бы не смогла. А вот худо-бедно одетая и слабо вооружённая Красная Армия эту линию взяла… но какой ценой! Известны цифры: потери финской стороны – около 26 тысяч солдат, потери советской стороны – более 165 тысяч красноармейцев… Всё это и есть результат незнания сил и ресурсов противника. В результате, хотя к весне 1940 года «линия Маннергейма» и была взята, но к тому времени уже обозначилась угроза для СССР со стороны Германии, дальнейшее наступление пришлось прекратить и срочно заключить мирный договор с Финляндией. Это не было поражением СССР, было даже относительной победой, однако летом 1941 года все завоёванные территории были снова отданы врагу в ходе начавшей войны с фашистской Германией, союзницей которой и стала Финляндия. В 1944 году эти укрепления финнов на Карельском перешейке пришлось брать повторно…

На этом примере можно понять, что война, когда не знаешь своего противника, может, всё-таки, закончится победой, но жертв придётся принести несоразмерно больше, чем тогда, когда этого противника знаешь.

Вышеприведённые примеры многое объясняют и в нынешних обстоятельствах военной операции на Украине. Мы начинали эту операцию руководствуясь благими целями: нанести поражение нацистскому режиму, укоренившемуся на Украине (денацификация), реально помочь республикам Донбасса освободиться от угрозы порабощения бандеровским режимом, вернуть этим республикам всю их законную территорию, а также разгромить ВСУ, которые в скором времени могли бы стать составной частью сил НАТО (демилитаризация). Цели эти благие и могли быть осуществлены, но нас подвело всё то же незнание своего противника…

После 8 месяцев специальной военной операции стало понятно, что наши «братья-украинцы» оказались свирепым, жестоким и умным противником. Отчего так случилось, в чём был ошибка? Ошибка была в незнании свойств нацистской диктатуры. Задумаемся: гитлеровский режим установился в Германии в 1933 году. Тогда крупнейшая европейская страна была слабой, обессиленной мировым экономическим кризисом страной с миллионами безработных и нищих граждан. Её армия (рейхсвер) составлял численно не более 200 тысяч человек. Военная промышленность по факту отсутствовала. Немецкому народу ещё были памятны тяжёлые потери и страдания времён Первой мировой войны. Новой войны никто не хотел. Но вот прошло 8 лет нацистского режима, и к 1941 году Германия стала мощнейшей в военном плане державой, с первоклассной промышленностью, отличными новыми дорогами, новейшей военной техникой – авиацией и танками, а самое главное – с 10-миллионным вермахтом – новой сильнейшей армией, готовой к глобальным завоеваниям! Но ещё важнее то, что за эти 8 лет нацистский режим смог полностью переформатировать мозги немецкому народу. Людям была внушена идея превосходства немецкой нации над другими народами, пропагандировалась идея причастности немцев к «высшей расе», а все остальные народы относились к расам «низшим». Евреи же вообще объявлялись врагами «арийства» с полным их физическим уничтожением. Славяне объявлялись рабами «расы господ» – германцев. И ведь, что удивительно – немецкий народ в это поверил! Такова сила нацистской идеологии.

Так вот: прошли те же 8 лет с 2014 года, когда Украина, после событий майдана металась в смутах и раздорах. Тогда действительно полностью дезориентированная украинская армия, потерявшая управление и своего командующего (ведь покинувший Украину президент Янукович был по конституции верховным главнокомандующим) могла без выстрелов сдаваться в плен, разоружаться и покидать Крым. Но это было в 2014 году. Тогда и нужно было освобождать Донбасс, и многие уверены, что и там перед нашими войсками части ВСУ сложили бы оружие, как это произошло в Крыму. А вот прошло 8 лет, и наши войска, вступив на территорию Украины, встретили упорное сопротивление хорошо отмобилизованной, оснащённой западным оружием, возглавляемой небездарными полководцами (такими как Залужный) новой нацистской армией, пронизанной структурами нацистской гвардии, фактически подразделениями, повторяющими зондеркоманды СС. Самое же главное, что за эти 8 лет существования нацистской диктатуры большинству населения коренных украинских регионов небезуспешно внушалась идея превосходства «великих укров» над неполноценными «москалями». Русские на Украине были ошельмованы, как заклятые враги всего истинного «украинства», с которыми нужно вести войну на уничтожение. Русский язык и русская культура на Украине запрещены. А отсюда и постоянные методичные расстрелы непокорного Донбасса, уничтожение всех инакомыслящих. И вот напичканное этими превратными идеями украинское население теперь покорно идёт на мобилизационные пункты и в ВСУ, безостановочно вооружаемые новейшим западным оружием. Так незнание противника привело к временным неудачам в ходе ведения этой военной операции.

«Если не знаешь своего противника…»

Линии укреплений в возводятся в на Луганщине и в Белгородской области

Означает ли это, что война нами проиграна? Нет, как правильно сказал президент России Владимир Путин, «мы войну только начинаем». Тут он повторил слова Кутузова, сказанные им французскому дипломату Лористону, присланному из завоёванной французами Москвы самим Наполеоном в тарутинский лагерь русских войск для переговоров о мире. Недооценка сил противника и временные неудачи первого этапа СВО преодолены. Теперь мы совершенно ясно видим все сильные и слабые места нашего врага. Знаем, что на поле боя он сильнее нас численно, но и у нас прошла частичная мобилизация. Киевскому же режиму рекрутировать уже почти некого – несколько повальных мобилизаций выкосили цвет нации. Остаются наёмники из Европы и не только, но не они будут решать судьбу войны, её не решит и западное оружие, щедро поставляемое на Украину. Судьбу войны решит знание нашей силы и знание слабых мест противника, которое и выражается формулой победы, унаследованной из мудрости древних народов: «Если ты знаешь себя и своего противника, то ты обязательно победишь».

Станислав Зотов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

пять × один =