Почему страны по-разному реагируют на COVID-19? Пример Швеции, Китая, Франции и Японии

blankСуществует четыре стратегии государственного реагирования на пандемию. Рассмотрим это на примере таких стран, как Швеция, Китай, Франция и Япония.

Наиболее важными факторами при принятии той или иной стратегии реагирования на ковид-пандемию являются институциональные механизмы и культурная ориентация страны.

Так, одним из формальных институциональных механизмов, имеющих ключевое значение для понимания различных стратегий реагирования на COVID-19, является степень централизации власти и полномочий по сравнению с децентрализацией в стране. Страны с сильной централизованной властью — чаще всего — осуществляют более строгие, более жесткие ответные меры по всей стране. Страны с децентрализованной властью применяют более мягкие меры по отношению к людям.

Национально-культурная ориентация также влияет на выбор стратегии борьбы с пандемией. В данном случае речь идет о том, является ли культура в стране свободной или жесткой. При жесткой культуре граждане с большей вероятностью подчинятся вмешательству правительства; при свободной культуре необходимы более мягкие меры.

Между Швецией, Китаем, Францией и Японией имеются фундаментальные различия в институциональном устройстве и культурных ценностях, как в прочем и между любыми странами. Швеция — страна с более децентрализованным режимом и более свободной культурой, в то время как Китай — страна с более централизованным режимом и более жесткой культурой. Франция имеет более централизованный режим, но более свободную культуру, а Япония — более децентрализованный режим, но более жесткую культуру.

Оксфордский индекс строгости реакции правительства на COVID-19 показал, что среди четырех рассматриваемых стран, Франция имеет самый высокий индекс строгости, за ней следуют Китай, Япония и Швеция.

В связи с уровнем строгости, с которым государство реагирует на пандемию, можно выделить четыре стратегии реагирования правительства на COVID-19: «подталкивание», «мандат», «указ» и «стимулирование».

Швеция использует стратегию «подталкивания». Это мягкая стратегия, которая заключается в том, чтобы не вводить запретительных ограничений. Шведские гимназии, школы, рестораны и магазины оставались открытыми на протяжении всего периода распространения пандемии. Шведская стратегия сдерживания COVID-19 основана на добровольном социальном дистанцировании и самоограничении граждан, которые ежедневно получали инструктаж и указания по индивидуальным методам самозащиты.

Китай использует стратегию «мандата». Она включает в себя принуждение, основанное на силе, широкомасштабное введение блокировки. Под руководством центрального правительства принудительное вмешательство было навязано всему китайскому обществу.

 

Франция использует стратегию «декрета». Стратегия «декрета» и стратегия «мандата» похожи, и обе носят запретительный характер. Эта стратегия подразумевает использование жестких и запретительных мер в периоды роста заболеваемости в стране.

Япония использует стратегию «форсированного» ответа. Эта стратегия характеризуется отсутствием обязательных и запретительных мер. В случае необходимости не центральное правительство регулирует поведение людей, а местные органы власти. Япония не применяет жестких мер, а направляет свою деятельность на: раннее выявление COVID-19, интенсивную терапию и предоставление медицинских услуг.

Таким образом, можно сделать вывод, что не существует универсальной стратегии, которую можно использовать для борьбы с COVID-19 в глобальном масштабе, однако, можно смело утверждать, что уровень централизации власти и национально-культурная ориентация страны напрямую влияют на выбор той или иной стратегии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here