Защита Ольги Швецовой подала апелляцию, указав на явные нестыковки в приговоре суда первой инстанции

 Защита Ольги Швецовой подала апелляцию, указав на явные нестыковки в приговоре суда первой инстанции

Московский городской суд 8 февраля 2022 года вынес приговор Ольге Швецовой по делу №2-0013/2022 об убийстве Александра Леонова. Бывшего прокурора посчитали причастной к смерти следователя и «второстепенного» (экс-муж сестры) родственника. С точки зрения суда первой инстанции вопрос, похоже, выглядел решенным.

Обвинения против Ольги Швецовой и приговор

Леонов погиб 12 сентября 2012 г. от множественных огнестрельных ранений.  Как показали свидетели, следователя убил мужчина в темной одежде, предположительно некоторое время выслеживающий жертву возле дома. Злоумышленник, очевидно, знал о расположении наружных камер, так как на имеющемся видео не было его лица. Впоследствии выяснилось, что это убийство взял на себя Р.Юртов. Его дело до сих пор рассматривается в суде. Выслеживал жертву некий  Яшкин, но не знал с какой целью. О его причастности стало известно в октябре 2016 г. Яшкин упоминался как соучастник еще по более чем 20 делам. По состоянию здоровья он был направлен на принудительное психиатрическое лечение.

Согласно результатам расследования, убийство бывшего следователя было осуществлено по указу Аслана Гагиева. Устранить мужчину, предположительно просила Швецова. Вопрос обсуждался в московском комплексе «Арт-отель» по ул. Песчаная . Впрочем сам факт  встречи фигуранты дела  — Юртов, Дзугутов, Цаллагов, Гагиев  и сама Швецова факт этой встречи отрицали.

По версии следствия именно Швецова заказала бывшего мужа сестры через Гагиева. В качестве мотива рассматривался вопрос раздела имущества. Суд посчитал эти подозрения достоверными, обвинив бывшего прокурора в нарушении норм статей УК №33 (части №4 и №5) и №105 (часть №2, пункт «з»). Швецову осудили на 12 лет лишения и 1,5 года ограничения свободы.

Швецову также лишили классного чина  старший советник юстиции и  звания Заслуженный работник прокуратуры. Адвокаты бывшего прокурора посчитали действия суда неправомерными.

Почему защита Швецовой предъявила претензии

Жалоба в московский апелляционный суд по ул. Верейская, 29 была подана в 20-х числах февраля 2022 года. Адвокат Вячеслав Казиев указал, что Швецова была лишена возможности адекватной защиты. Согласно статье №14 УПК РФ о презумпции невиновности все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. Оценка дела Швецовой не соответствовала этому принципу, уверена защита. Так, суд «упустил» потенциально предвзятое отношение к ответчице свидетеля Цаллагова С. Х., заявившего о дарение женщиной Гагиеву иконы. Конфликт возник на базе строительства развлекательного комплекса во Владикавказе. Цаллагов проходит как деловой партнер Гагиева. Его деятельность потенциально давала повод для привлечения к уголовной ответственности. Но суд не стал менять статус Цаллагова.

В апелляции также упоминаются несоответствия представленных фотоматериалов. Гостиничный комплекс реконструировался в 2014 году и позже ремонтировался в 2018 г. Приложенные к делу снимки отличались от изображений комплекса, доступных на онлайн-площадках. Так Джиоев опознал Арт отель по фото сделанным после ремонта и реконструкции, а они кардинально отличались от интерьера, который был в 2012 г.

Упоминалось, что Швецова предоставила информацию о транспортном средстве Леонова. Но жертва давно прекратила отношения с сестрой ответчицы. По словам адвокатов они практически не общались. И не общалась с мужем.  Защита отметила, что Швецова не могла знать о способах передвижения покойного, последние 2-3 года пользовавшегося общественным транспортом или «Пежо» гражданской супруги Адамовой Т. Ю. О новых отношениях она также не была осведомлена. Кроме того, вопрос о разделении имущества, указанный в качестве потенциального мотива, был решен судом. Нет доказательств интереса обвиняемой.

 

Адвокат указал на явные нарушения в деле Швецовой

Предположения стали основой дела, что противоречит действующему законодательству, отмечает защита. Также были явные факты нарушения в следственном процессе. В апелляции упоминается:

  • Возрастное несоответствие. При опознании Швецова (темноволосая) выступала вместе с блондинками Плиевой Г. и Каллаговой И., моложе нее на 13 и 9 лет. В материалах отмечено, что участники не заметили разницы, что противоречило действительности.
  • Неверная интерпретация показаний, включая даты событий. Так, Джиоев несколько раз менял показания о встрече Швецовой с Гагиевым. Другие потенциальные участники мероприятия опровергали его показания. Адвокат также отмечал, что они отрицали сам факт встречи. Суд не потребовал проверить, был ли Гагиев в России в этот момент. Почему-то чиновники обошли стороной его болгарский паспорт.
  • Вырывание из контекста фраз. В частности, судебные документы по-своему интерпретировали показания свидетелей о встрече Швецовой с Гагиевым в Москве.
  • Обвинение и приговор основаны исключительно на предположениях. Следствие и суд продемонстрировали неравенство перед Законом участников процесса Цаллагова, Гагиева и Швецовой. За то что бывший прокурор сидела с этими людьми за одним столом ее обвиняют в подстрекательстве и пособничестве убийцам. Других участников застолья ни в чем не обвиняют.
  • Суд в нарушение статьи 90 УПК РФ признал доказательством постановление о применении мер принудительного лечения к Яшкину. А так же приговор в отношении Джиоева, заключившего досудебное соглашение . Суд заранее определил его показания как правдивые и имеющие приоритет по отношению к другим доказательствам и оценивал все доказательства по соответствию показаний Джиоева.
  • Следствие не предоставило и суд не исследовал никаких доказательств склонения Гагиева к совершению преступления и пособничеству в этом экс-прокурора.
  • 90% материалов дела являются копией копий других материалов а нахождение других дел не известно

Анализ предполагает, что приговор основывается на предположениях, что противоречит законодательству. По мнению защиты, необходимые доказательства «притянуты». Так, показания Джиоева были заранее признаны достоверными и правдивыми. Джиоев был осужден на 20 лет за 17 особо тяжких преступлений. За сотрудничество со следствием

Защита и обвиняемая получили документы с выводами, не соответствующими судебному приговору на бумаге. Также предполагалось, что процесс будет открытым. Но на него не позвали СМИ или родственников участников.

Защита Шевцовой считает, что суд прошел с грубыми нарушениями УПК, а также принципов свободы слова. Адвокаты бывшего прокурора намерены обжаловать приговор  в вышестоящих инстанциях, а также добиваться широкой  огласки дела в СМИ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

три × два =