Глава МЭА считает, что Россия «навсегда утратила» рынок нефти и газа ЕС

blankФатих Бирол считает, что Россия потеряла европейский рынок и, в ближайшее время, столкнется с сокращением добычи нефти и газа.

Пессимизм главы МЭА, в целом понятен, хотя, в современном странном мире, слово «никогда» такое же нелепое, как и «всегда» или «постоянно». Странно и то, что Бирол так уверенно рассуждает не об энергоносителях, как таковых, но почему-то сосредотачивается только на нефти и газе. При этом, ни полслова не говорится об угле, уране, электроэнергии, или, там, водороде (что, на фоне подрыва СП-1 и СП-2, конечно, будет мрачной шуткой).

Любопытно и то, что МЭА уже «списало» украинский транзит, пусть по нему российский газ идет в ЕС па «половинной» мощности. И, совсем интересны рассуждения об «убытках» России из-за сокращения поставок. Все же, недополученная выгода и убытки – совершенно разные термины.

Негатив МЭА относительно поставок российских энергоресурсов на новые рынки обоснован гораздо более убедительно. Там выше риски и конкуренция, а разнообразные санкционные пакости Запада обусловят дополнительные расходы, дисконты, недобросовестности и т.п. Кроме того, инвестиционные проекты, ориентированные на Восток, требуют значительного времени.

Представляется, что для рассуждений о будущем сотрудничестве или враждебности с Западом нужно понимать, когда и чем завершится украинский конфликт. Причем, не сточки зрения «температуры» самого конфликта, а с прохождением пика враждебности в отношениях.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

восемь − 2 =